Журнал для тех, кто любит Москву
Мы пишем летопись столицы!
   •    КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ

КонсерваторияМОСКОВСКАЯ КОНСЕРВАТОРИЯ: 142 СТУПЕНИ ВВЕРХ

Вся история Московской государственной консерватории - это история создания и развития профессионального музыкального образования в России, формирование его системы. За 142 года своего существования консерватория пережила взлеты и падения, периоды застоя и кризиса, у нее были свои тайны и свои парадоксы. И сегодня мы совершим увлекательное путешествие в искусство: заглянем в прошлое, настоящее и будущее этого удивительного мира музыки. И, конечно же, побеседуем с теми, кто в наши дни творит его историю.

КонсерваторияТочного описания того, что было 1 сентября 1866 года около дома баронессы Черкасовой на Воздвиженке, не сохранилось. Скорее всего, тут было не проехать из-за огромного количества припаркованных карет, потому что именно в этот день здесь состоялось открытие Высшего музыкального училища — Московской консерватории. Главным виновником торжества был душа московской музыкальной жизни пианист и дирижер Николай Рубинштейн, пламенный энтузиаст и талантливый организатор. В своей вступительной речи он подчеркнул, что главная цель создания консерватории — «возвысить значение русской музыки и русских артистов».
Трудно переоценить то, что удалось сделать Николаю Рубинштейну. Он, будучи молодым человеком 25 лет, положил начало системе профессионального музыкального образования в России. Именно он взял на себя ответственность перед лицом государства и народа за подготовку не только специалистов по тому или другому инструменту, но и музыкантов в обширнейшем смысле этого слова.
Обучение в консерватории было платным – сто рублей в год. Учениками были юноши и девушки из разночинных и дворянских кругов, срок обучения составлял для вокалистов — пять, для инструменталистов шесть лет.
В 1871 году владелица дома потребовала увеличения арендной платы почти вдвое. Средств не хватало, к тому же помещение из-за наплыва учеников становилось тесным. Пришлось снять новое, более вместительное здание на Большой Никитской, 13 (в советское время — улица Герцена). Здесь консерватория находится и по сей день. Что же касается дома баронессы Черкасовой — здания, примыкавшего к левой стороне нынешнего кинотеатра «Художественный» на Арбатской площади, то его судьба сложилась трагически: в июле 1941 года в дом попала авиабомба, и он был полностью разрушен.
Новое здание московской консерватории — усадьба княгини Екатерины Романовны Дашковой, урожденной Воронцовой. На купленной у Долгорукова земле она в 1760-х годах построила огромный по тому времени дом; строил его Василий Иванович Баженов, что можно понять по семейной переписке Воронцовых. Из той же переписки видно, что княгиня в ходе строительства порядком попортила нервы великому русскому зодчему.
КонсерваторияПосле смерти Дашковой в 1810 году, наследником усадьбы стал ее племянник граф Михаил Семенович Воронцов, впоследствии генерал-фельдмаршал и светлейший князь. М. С. Воронцов и его наследники сдавали усадьбу под самые разные нужды как учреждениям, так и частным лицам. Так, в 1820 году здесь жил композитор и музыкальный педагог Джон Фильд, в 1829 году в главном корпусе располагался пансион некой Дарьи Данкварт, в 1830-е годы часть дома снимал художник Иван Дурнов, у которого останавливался его товарищ знаменитый Карл Брюллов. Зимой 1832 года здесь снимали квартиру родители А. С. Пушкина. В просторных подвалах находилось хранилище вин… Наконец, в 1871 году сюда вселился новый арендатор – Московская консерватория, и ее энергичный руководитель Николай Рубинштейн добился регулярной правительственной субсидии. А через несколько лет здание и вовсе удалось выкупить у владельцев за 185 тыс. рублей серебром.
Впрочем, несмотря на то что дом был уютным, он оказался совсем не приспособлен под учебный процесс: классы были продолговатыми, овальной формы, кривые — все благодаря изогнутости фасада, один из этажей был совсем низким. По редкой, вероятно единственной, фотографии можно увидеть, как выглядел концертный зал: узкий, напоминающий коридор, двухсветный зал, без эстрадного возвышения, в торце которого располагался орган, над ним – хоры, над хорами – другой орган, меньшего размера. Вдоль стен расставлены стулья. Возможно, во время концертов сюда заносили дополнительные места для сидения. Вот и все.
КонсерваторияЗдание необходимо было расширить. За решение этого вопроса активно взялся Василий Ильич Сафонов, который в 1889 году стал директором Московской консерватории. Он был уникальным человеком не только как пианист и дирижер, но и как хозяйственник. Именно Сафонов написал прошение московскому генерал-губернатору, которым в ту пору был брат царя великий князь Сергей Александрович. И захотел Василий Ильич не больше не меньше, как получить у Московской городской думы в качестве дара свободный от застройки участок на Театральной площади – прямо напротив Большого театра, вдоль Китайгородской стены. С учетом того, что в 1893 году Сафонов выхлопотал у Александра III 400 тысяч рублей, а до этого, еще в 1891 году богатый московский купец-старообрядец Г. Г. Солодовников пожертвовал на строительство консерватории 200 тысяч, денег на строительство здания хватало. В те времена, как и сейчас, многое решали деньги и связи.
Однако на Театральной площади проводились военные парады, требовались согласования с военным ведомством, которое написало уклончивый ответ... В результате всей переписки Дума Сафонову отказала. Вероятно, у депутатов были свои, коммерческие взгляды на этот участок, который в то время стоил около миллиона рублей. Вот тогда и было принято решение перестроить усадьбу Воронцовых.
КонсерваторияВ итоге строительство нового здания консерватории стало делом всей жизни Сафонова. От старой усадьбы остались лишь фасадная стена главного корпуса с полуротондой на уровне двух нижних этажей да правый флигель — тоже на уровне двух этажей, точнее – его коробка. К нему сделали пристройку, перекрыли еще двумя этажами и соединили с главным корпусом. Здание преобразилось, оно стало функциональным как для учебного процесса, так и для концертной работы. Гордостью консерватории стал, конечно, ее Большой концертный зал, рассчитанный на 1800 мест, с великолепной акустикой, которой архитектору В. П. Загорскому удалось добиться путем сложных расчетов пропорций зала, подбора материалов, созданием двойного резонирующего потолка с промежуточной прослойкой воздуха, а также благодаря раковине эстрады, представляющей собой полый деревянный ящик, отлично отражающий звук.
Трудно назвать крупного музыканта XX века, который не выступал бы здесь. С. В. Рахманинов, А.Н. Скрябин, Д. Д. Шостакович, С. С. Прокофьев, И. Ф. Стравинский, Леопольд Стоковский, Пабло Казальс, Маргарита Лонг и многие другие.

Впрочем, хватит истории. Что такое Московская Государственная консерватория им. П. И. Чайковского сегодня Можно смело сказать: то, о чем мечтал когда-то Николай Рубинштейн, сбылось. Музыка стала достоянием государства, его престижем, что подтверждено уже в самом названии консерватории. Произведения российских музыкантов стали мировым достоянием, а имена российских исполнителей прочно вписаны в историю мирового музыкального искусства. И обучение музыке уже давно стало качественно другим. Одного взгляда на программу вступительных экзаменов достаточно, чтобы понять, насколько серьезен уровень подготовки претендентов на обучение в главном музыкальном вузе Москвы.
— Учиться у нас тяжело, — говорит проректор по учебной работе, заслуженный деятель искусств, кандидат искусствоведения, профессор Наталия Николаевна Гилярова. – Да и поступить к нам непросто. Конкурс на отдельные факультеты доходит до 10-12 человек на место. При этом абитуриент должен иметь среднее профессиональное музыкальное образование, а также выдержать вступительные испытания по специальности, исполнив, например, концерт ля минор, соч. 54 А. Аренского для скрипки, одно произведение виртуозного характера — пьесу, фантазию, вариации, сонату для скрипки соло. Нужно написать двухголосный диктант по сольфеджио, суметь гармонизировать мелодию. И это только часть экзаменационной программы. Изменилась не только программа для поступающих, изменилось время. Теперь практически все студенты вынуждены работать – стипендии, как и везде, у нас небольшие. Работают студенты обычно по специальности, это практика, но зачастую это мешает учебному процессу. Однако, несмотря на все трудности, Московская консерватория ежегодно выпускает около трехсот высококлассных специалистов.
Учебный процесс в консерватории неразрывно связан с научной и творческой работой, которой руководит Заслуженный деятель искусств, доктор искусствоведения, профессор кафедры истории русской музыки и кафедры камерного ансамбля и квартета
Е. Г. Сорокина.
— Николай Рубинштейн выбирал модель построения консерватории с точки зрения взаимосвязи искусства и науки, – рассказывает Елена Геннадиевна. – Это была модель Пражской консерватории, где музыковедение находилось непосредственно в ее недрах. Именно поэтому в Московской консерватории удалось соединить молодое поколение композиторов и исполнителей с искусствоведами. Это была позиция и князя В. Ф. Одоевского, который стоял у истоков науки о музыке в России, протоиерея Д. Разумовского, который возглавил изучение церковной музыке в консерватории. Именно поэтому можно говорить не только о вековых традициях построения системы музыкального образования, но о тех глубоких корнях, которые и стали родоначальниками этих традиций. И сегодня практически все музыковеды остаются исполнителями-практиками – можно назвать десятки известных фамилий. Что же дала нам модель Николая Рубинштейна? А то, что нигде в мире нет научных работ уровня российских специалистов в области музыкального искусства – Ю. Холопова, Л. Мазеля и В. Цуккермана, Л. Кирилиной и др.
И, все-таки, что же на сегодняшний день есть музыкальное образование и воспитание? Как сделать так, чтобы сохранить его основы, заложенные великими музыкантами позапрошлого века?
Алиханов— Система музыкального образования в России уникальна, — подчеркивает ректор Московской консерватории, профессор, народный артист России Тигран Абрамович Алиханов. – Такой системы нет нигде в мире. И в этом трехступенчатом образовании – музыкальная школа, музыкальное училище, консерватория – главное то, что мы имеем единый комплекс преподавательских сил. Наши педагоги преподают в школах и училищах, курируют их. Все это позволяет на ранней стадии выявлять таланты, вносить при необходимости коррективы в учебный процесс. Однако эти коррективы не носят характера глобальных перемен. К системе музыкального образования нельзя подходить с общей меркой, как к высшему образованию в принципе. Изменение, которое затронет любую из трех ступеней, например, музыкальные школы, может привести к гибели системы в целом.
— Удивительно, что культура сегодня не является приоритетным направлением развития нашего государства, — продолжает Тигран Абрамович, – хотя именно в культуре общества лежит основа и образования, и здоровья, и качества жизни в целом. Поэтому культура непременно должна стать темой ведущего федерального проекта! Ведь это именно та инвестиция в человеческий капитал, о которой недавно говорил президент России Дмитрий Медведев на открытии ХХII Петербургского экономического форума. И мы с огромным энтузиазмом приняли бы участие в реализации такой программы, которая бы позволила поднять культурный уровень населения России на должный уровень.

Московская консерватория – целое государство, в котором все подчиняется главному закону – служению музыке. Это и научно-музыкальная библиотека им. С. И. Танеева, и Музей им. Н. Г. Рубинштейна, и научно-исследовательский центр «Наследие», и научно-учебный центр церковной музыки им. протоиерея Дмитрия Разумовского, и центр электроакустической музыки. Это и архив, и издательство, и реставрационные мастерские, и кафе, и столовая. Это профсоюзный комитет, студенческие организации, инженерно-технические, юридические и планово-экономические службы, здравпункт, пожарная охрана и многое-многое другое…
Время бежит вперед. Казалось бы, не так давно к дому № 13 на Большой Никитской не спеша съезжались экипажи, запряженные лошадьми, а вот теперь уже не приткнешь машину к обочине, занятой с обеих сторон проезжей части дорогими автомобилями, несмотря на развешенные повсюду запрещающие знаки. Да и на афиши консерватории можно сейчас посмотреть из дома на экране компьютера – интернет давно уже не в новинку даже старшему поколению. Меняется все, не меняются только традиции и уникальная российская система музыкального образования, которые воспитали не один десяток исполнителей, композиторов, дирижеров, музыковедов мировой величины. И это должны очень хорошо понимать те ответственные люди, которые сегодня занимаются реформой образования. Ведь речь идет о гордости России – Московской государственной консерватории.

Сергей КИРИЧЕНКО
Редакция благодарит директора музея Е. Л. Гуревич за помощь в подготовке материала

№ 5-6, 2008 г.

№ 5-6, 2008 г.

Лето больших надежд

Особняк Харитоненко: готика с видом на Кремль

Московская консерватория: 142 ступени вверх

Новая жизнь Ростокинского акведука

Выразительность света

Вторая молодость Ростокино

На земле, в море, в небе - всегда на высоте

Притяжение "Искры"

Репутация "Богатыря"

ЦКБ №2 им. Семашко: в ореоле мировой славы

Универсальный "ЗОНТ"

Душа "Туриста"

Чистый бизнес Анатолия Мозгова

Дать ход реформе

Ахмет Шарафетдинов: "ЖКХ - не площадка для неоправданных экспериментов"

Народный ФОК

Мастер-ОК на все руки

Гордость "Соколинки"

Дмитрий Белов: "Мы работаем в интересах всех москвичей"

"ИЗОКЪ": продолжая традиции

"ДОМ-ПЛЮС": элегантная защита

Дыхание истории

Сергей Мальцев: "Нужно смелее заглядывать в будущее, а не ориентироваться лишь на потребности сегодняшнего дня"

Новые старты "Микромашины"

Роман Голов: "Наша задача - подготовка кадров для инновационной экономики"

"Юная Москвичка" - сертификат в большую жизнь

Нотариат: свежий ветер

Вступить в наследство

Золотые имена российского бильярда

Ваше место - под солнцем

Николай Токарев: "Образованный актер способен на многое"

Copyright © 2006 Москва и москвичи. All rights reserved.