Журнал для тех, кто любит Москву
Мы пишем летопись столицы!
   •    КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ

Особняк ХаритоненкоОСОБНЯК ХАРИТОНЕНКО: ГОТИКА С ВИДОМ НА КРЕМЛЬ

Особняк Харитоненко на Софийской набережной, в котором долгие годы размещалось английское посольство, а в настоящее время находится резиденция английского посла, с 1996 года является объектом культурного наследия и охраняется государством. Пожалуй, это один из самых недоступных для обозрения архитектурных памятников столицы - по нему не водят экскурсии даже в День культурного наследия и в День музеев. Что, в общем-то, неудивительно: посольство - особый мир, в котором жизнь идет по своим законам и в который могут заглянуть только избранные.

Особняк ведет свою историю с 70-х годов XIX века – именно в это время фирма «И. Г. Харитоненко и сын», крупнейший поставщик сахара в Москве и Петербурге, купила на Софийской набережной владение № 14, устроив в его флигелях и постройках склад своей продукции.
ХаритоненкоПрошло чуть более десятилетия, и в 1891 году основатель фирмы Иван Герасимович Харитоненко обратился в Московскую Городскую управу с просьбой разрешить ему строительство нового каменного дома и двух флигелей. Разрешение дали, и Харитоненко заказал проект В. Г. Залесскому, которому удалось органично вписать новое строение в уже сформированную застройку, не нарушив единый характер набережной. Архитектор спроектировал особняк дворцового типа, сохранив при этом московский масштаб.
Фасады здания (а они, как и интерьеры особняка, дошли до нас в первозданном виде) выдержаны в соответствии с господствовавшими в русской архитектуре того времени эклектическими тенденциями и имеют богатый пластический декор, заимствованный из французской архитектуры XVIII-XIX веков. Парадный двор отделяет от улицы кованая фигурная ограда. До настоящего времени на воротах сохранилась табличка с именем владельца. Перед домом — небольшой партер.
Композиционным центром особняка является мощный ризалит с балконом и парадным крыльцом с небольшим мезонином со сдвоенными полуциркульными окошками антресольного этажа в верхней части. К центральной части особняка ведут два пандуса. Венчает здание великолепный классический антаблемент с широким карнизом и балюстрадой, а флигели, решенные в едином стиле с главным домом, активно участвуют в формировании панорамы набережной.
Особняк ХаритоненкоПосле смерти И. Г. Харитоненко в 1893 году хозяином особняка стал его сын – Павел Иванович Харитоненко, достойно продолживший все дела и начинания своего родителя. Личность этого человека заслуживает отдельного описания.
Павел Иванович получил хорошее образование, посещал лекции в Гейдельбергском университете в Германии, обладал знаниями в области экономики и естественных наук. Получив от отца богатое наследство (11 имений, сеть контор торгового дома, мощное сахаро-рафинадное производство на Украине, семь сахарных и один рафинадный завод, которые в те времена оценивались в 60 млн. рублей), он сумел поднять семейное дело на новую высоту. Производство и технологии постоянно модернизировались, велись селекционные работы, изучался иностранный опыт ведения производства. Торговый дом Харитоненко, годовой оборот которого превышал 20 млн. рублей серебром, снабжал сахаром чуть ли не полстраны; представительства фирмы имелись в Москве, Харькове, Петербурге, Томске, Новосибирске, Владивостоке и даже в Персии. Предприятия Харитоненко получали высокие награды на промышленных и сельскохозяйственных выставках в стране и за рубежом, а на Всемирных выставках в Париже и Глазго в 1900-1901 гг. фирма имела собственные павильоны, которые проектировал Федор Шехтель.
За заслуги перед Отечеством в 1899 году Павел Иванович был возведен в потомственное дворянское достоинство с правом на внесение в первую часть Дворянской родословной книги.
На гербе Харитоненко отражены все сферы его деятельности: жезл указывает на заслуги на поприще торговли и промышленности, колосья символизируют успехи в области сельского хозяйства. На дворянском гербе, пожалованном П. И. Харитоненко и его потомкам указом Николая II, написано: «Трудом возвышаюсь».
Талантливый предприниматель, один из крупнейших сахарозаводчиков и землевладельцев России, П. И. Харитоненко был и крупным меценатом. «Богатый, как Крез, щедрый, как Меценат» — так говорили о нем современники. Павел Иванович был избран первым председателем основанного в Москве в 1913 году Общества Друзей Румянцевского музея (сегодня — Музея изобразительных искусств им. Пушкина) и почетным членом Императорской Академии художеств в Петербурге. Многие годы он состоял директором Московского отделения Императорского Русского музыкального общества, в ведении которого находилась Московская консерватория, где на средства Харитоненко обучались 20 студентов.
Павел Иванович и его супруга Вера Андреевна занимались попечительством учебных заведений, делали крупные денежные пожертвования больницам, детским приютам, помогали в строительстве церквей и благоустройстве селений. За свои многочисленные благодеяния и пожертвования меценат неоднократно награждался различными орденами и почетными званиями.
Все члены многочисленной семьи Харитоненко были прихожанами храма Софии Премудрости Божией в Садовниках, находящегося недалеко от особняка, а сам Павел Иванович десять лет был его церковным старостой. Одновременно со строительством нового дома, в благодарность за излечение дочери он построил новую трапезную храма вместо обветшавшей старой. Впрочем, вернемся к особняку.
В 1911 году архитектором М. Гейслером со стороны внутреннего фасада было пристроено помещение зимнего сада. Что касается интерьеров дома, то для их создания Харитоненко, к тому времени уже ставший миллионером, пригласил молодого, но уже модного архитектора Ф. Шехтеля, который, как известно, в своем раннем творчестве отдавал предпочтение «готическому» стилю.
Композиционным центром дома явилась парадная лестница, ведущая в помещения второго этажа. Парадный вестибюль отделан деревянными панелями. В декоре дверных порталов использованы готические детали в виде шпилей и крестообразных наверший. Обращение к готическому стилю везде – на резных потолочных балках, перилах и ограждениях лестниц, а также в предметах мебели, спроектированных архитектором специально для этого интерьера.
Особняк ХаритоненкоПарадная лестница, украшенная фигурками орла и дракона, восседающих на великолепных дубовых перилах, ведет на площадку второго этажа, решенную (что не характерно для лестничной площадки) в виде уютной гостиной с камином, в декоре которой также преобладает готика: стрельчатые завершения каминного свода, декоративные арочки на его экране, потолок с глубокими кессонами, образованными перекрещивающимися балками.
Помещения второго этажа – анфилада залов, оформленных в различных стилях. В убранстве этих залов много общего (деревянные стеновые панели, кессонированный потолок с мощными балками), но каждый из них имеет свою особенность.
Слева от вестибюля находится большой зал-гостиная в три окна, служивший столовой. После того как особняк был отдан под британскую миссию, этот зал был разделен на три рабочих кабинета. В настоящее время он приобрел свои первоначальные объемы.
Главное украшение столовой — великолепный, богато декорированный камин и сохранившиеся со времен Харитоненко массивные дубовые буфеты для посуды, покрытые тонкой резьбой в готическом стиле.
Рядом со столовой — библиотека с антресольным этажом: семья Харитоненко обладала уникальными печатными изданиями и коллекцией рукописных книг. В декоративной отделке библиотеки широко использовано дерево: кессоны и широкая падуга потолка богато декорированы резными деталями, над деревянными книжными шкафами располагаются деревянные панели с рамами для размещения картин.
Картинная галерея декорирована в стиле Второй Империи: позолоченная резьба, зеркала в золоченых рамах. Сохранился живописный плафон потолка, изображающий струнный оркестр, который слушают кавалеры и дамы в одеждах XVIII века, а также два картуша над дверями. Они были выполнены в 1893 году французским художником Франсуа Фламенгом, специально приехавшим в Москву по приглашению Харитоненко. Тогда же художник написал портрет хозяйки дома, Веры Андреевны, хранящийся теперь в Эрмитаже.
Павел Харитоненко и его супруга были страстными любителями русской живописи и никогда не жалели денег на приобретение картин. В их коллекции можно было встретить картины Айвазовского, Репина, Сурикова, Поленова, Верещагина, Малявина, Васнецова и многих других талантливых живописцев, а гордостью хозяев и жемчужиной этого уникального собрания стало знаменитое полотно И. Крамского «Неизвестная».
Харитоненко дружили с художником Нестеровым и часто бывали у него в гостях. У Павла Ивановича в коллекции была его картина «Тихая жизнь» и другие работы — «Молчание», «Осенний день», «Вечерний звон», «Тихие воды». Сам Харитоненко считал, что ни у кого из частных коллекционеров Нестеров не был так представлен, как у него.
Автор книг по истории русского искусства К. Б. Маррелл пишет: «Павел Иванович, плативший большие деньги за собираемые им с такой любовью картины, был в близких отношениях со многими художниками, часто посещавшими его имение и московский дом. В 1911 году художник и коллекционер Илья Остроухов приводил к Харитоненко гостившего в городе Анри Матисса — посмотреть иконы и зарисовать удивительный вид на Кремль, открывающийся с балкона особняка».
В собрании Харитоненко была и богатейшая коллекция икон, считавшаяся третьей по значимости в России. В 1911-1912 годах в дни празднования 300-летия Дома Романовых часть икон экспонировалась на выставке иконописи и художественной старины в Москве. Общая стоимость всех выставленных икон оценивалась в 150 тыс. рублей. После национализации в 1920–30-е годы эта коллекция пополнила фонды музеев Москвы и Петербурга.
В настоящее время бывшая галерея используется как столовая посольства, а стены ее украшают работы известных английских художников Д. Хейтера, Л. Филдса, У. Луэллина. Это копии старинных парадных портретов, специально выполненные для британских посольств. Неизменный интерес вызывает портрет короля Георга V, похожего на своего двоюродного брата — царя Николая II.
Рядом с картинной галереей, обращенный окнами на Кремль, находится парадный Белый зал, который носил название танцевального — самое большое и богатое помещение в доме. В этом зале с золотой лепниной сохранилась огромная хрустальная люстра. Приобретенная прежними хозяевами бело-золотая мебель с египетскими мотивами так же, как и белый рояль лондонской фирмы «Данеманн», появившийся в советское время, органично дополняют общий стиль. В Белом зале сохранился великолепный наборный паркет из ценных пород дерева с ромбовидным орнаментом, в центре которого — большой круг с узором.
Особняк ХаритоненкоВ этом зале выступали знаменитые музыканты — А. И. Скрябин и Ф. И. Шаляпин, устраивались домашние спектакли, о которых можно прочесть в воспоминаниях писательницы Т. Аксаковой-Сиверс: «В доме Харитоненко я участвовала в двух любительских спектаклях. Оба раза в качестве режиссера был приглашен Иван Михайлович Москвин. Думаю, что хозяевам эти затеи стоили очень дорого, так как иначе вряд ли Москвин согласился бы возиться с 16-летними актерами, не умевшими ни ступить, ни сесть на сцене»... В наши дни, продолжая музыкальные традиции прошлого, здесь часто дают концерты английские и российские исполнители.
Из танцевального зала можно пройти в две гостиные – красную (она имеет выход на балкон, с которого открывается потрясающий вид на Московский Кремль) и голубую, служившую приемной хозяйки. Часть помещения второго этажа и мансарды предназначались только для частной жизни. Здесь располагались спальни, детские, гостевые комнаты, помещения для прислуги. В подвале находилась кухня, кладовые, система отопления.
Особняк Павла Харитоненко на Софийской набережной привлекал не только красотой интерьеров и богатством художественной коллекции, но и дружественной атмосферой, которую сумела создать в нем хозяйка дома Вера Андреевна Харитоненко.
Сам Харитоненко был, как говорят широкой души человек. О шумных и веселых приемах в особняке на Софийской ходили легенды. Так, Аксакова-Сиверс пишет: «В Рождественский сочельник у Харитоненко устраивалась елка. В 9 часов вечера подавался ужин, причем под скатертью, по малороссийскому обычаю, лежал тонкий слой сена, поверх же скатерти — букеты фиалок и ветки мимозы. Под салфеткой приглашенные находили какой-нибудь рождественский подарок. Девочки Клейнмихель и я, как наиболее любимые, находили обычно на тарелках замшевый футляр с какой-нибудь драгоценной безделушкой — чаще всего брошкой из мелких бриллиантиков или уральских камней».
Сохранились воспоминания английского вице-консула в Москве Брюса Локкарта о званом вечере, происходившем в доме сахарозаводчика Харитоненко в январе 1912 года: «Это был огромный сказочный дворец. Волшебная страна цветов, привезенных из Ниццы, с оркестрами, игравшими в каждом вестибюле»...
В 1914 году Павел Иванович Харитоненко скоропостижно скончался от туберкулеза. В 1917 году особняк национализировали. Через год после этого члены семьи уехали на Украину, а затем и вовсе эмигрировали из страны. Коллекция картин Харитоненко пополнила собрания Государственной Третьяковской галереи, Русского музея и Эрмитажа. А в особняке на Софийской набережной сначала ненадолго разместился Датский Красный Крест — единственная в те времена организация, защищавшая интересы иностранцев в России, а затем дом перешел в ведение Наркомата иностранных дел.
Особняк ХаритоненкоИнтересно, что и в советское время особняк посещало множество именитых людей. Здесь жили заместители наркома М. Литвинов и его жена Айви (англичанка по происхождению) и Л. Карахан, останавливалась танцовщица Айседора Дункан, кузина Уинстона Черчилля — скульптор Клэр Шеридан, журналист и писатель Артур Рэнсом, один из военных лидеров Турции Энвер-паша, американский миллионер Арманд Хаммер, король Афганистана Амманулла-хан. Известный писатель Герберт Уэллс, автор книги «Россия во мгле», отсюда направился в Кремль на встречу с В. И. Лениным.
В 1931 году дом был передан посольству Великобритании — первой державе, установившей дипломатические отношения с молодым Советским государством. Именно здесь в октябре 1944 года, после открытия «второго фронта», Уинстон Черчилль, приехавший в Москву, пригласил на обед в посольство И. В. Сталина. Во время подготовки этой встречи произошел курьезный случай: для охраны «вождя народов» в особняк прислали неимоверное количество сотрудников НКВД, что дало повод заместителю наркома иностранных дел А. Я. Вышинскому пошутить: «Как видно, Красная Армия одержала еще одну победу: она захватила британское Посольство». Шутка, достойная своего времени.
В 1960-х годах гостями английского посольства были многие советские руководители, в том числе Н. С. Хрущев и А. Н. Косыгин; в разное время здесь останавливались члены британской королевской семьи – герцог Глостерский, принц Эдвард, принцесса Диана, супруг Королевы герцог Эдинбургский, принцесса Анна, а в октябре 1994 года жила королева Елизавета II. По ее словам, «особняк на Софийской набережной – самая красивая британская резиденция в мире».
В 2000 году для Посольства Великобритании в Москве было выстроено современное здание на Смоленской набережной, а особняк на Софийской набережной стал резиденцией английского посла.
котК счастью, время пощадило этот памятник прошлого, сохранив архитектуру периода эклектики и уникальные интерьеры, выполненные талантливыми мастерами своего времени. Несмотря на некоторые утраты, значительных перестроек в доме не было. Перепланировки коснулись лишь помещений с южной стороны дома и подвала. В 1926 году, когда особняк находился в ведении Наркомата иностранных дел, были проведены незначительные работы по перепланировке хозяйственных построек. С довоенных лет здесь проводились ремонтно-реставрационные работы главного дома и флигелей, благоустраивалась территория, а в 1996 году особняк Харитоненко был поставлен на государственную охрану как вновь выявленный объект культурного наследия. В настоящее время закончена реставрация фасадов флигелей, восстановлено декоративное убранство интерьеров, здание приспособлено под квартиры посольства.
Сегодняшние хозяева дворца — сэр Энтони Рассел Брентон и его супруга Сьюзан Мэри. Приходящих к ним гостей неизменно встречает огромный рыжий кот Виски. Он по-английски сдержан и доброжелателен, но на всякий случай сопровождает гостей особняка из зала в зал, из комнаты в комнату, как бы охраняя особый мир старинного особняка.

Ирина ПИЛИШЕК, искусствовед

№ 5-6, 2008 г.

№ 5-6, 2008 г.

Лето больших надежд

Особняк Харитоненко: готика с видом на Кремль

Московская консерватория: 142 ступени вверх

Новая жизнь Ростокинского акведука

Выразительность света

Вторая молодость Ростокино

На земле, в море, в небе - всегда на высоте

Притяжение "Искры"

Репутация "Богатыря"

ЦКБ №2 им. Семашко: в ореоле мировой славы

Универсальный "ЗОНТ"

Душа "Туриста"

Чистый бизнес Анатолия Мозгова

Дать ход реформе

Ахмет Шарафетдинов: "ЖКХ - не площадка для неоправданных экспериментов"

Народный ФОК

Мастер-ОК на все руки

Гордость "Соколинки"

Дмитрий Белов: "Мы работаем в интересах всех москвичей"

"ИЗОКЪ": продолжая традиции

"ДОМ-ПЛЮС": элегантная защита

Дыхание истории

Сергей Мальцев: "Нужно смелее заглядывать в будущее, а не ориентироваться лишь на потребности сегодняшнего дня"

Новые старты "Микромашины"

Роман Голов: "Наша задача - подготовка кадров для инновационной экономики"

"Юная Москвичка" - сертификат в большую жизнь

Нотариат: свежий ветер

Вступить в наследство

Золотые имена российского бильярда

Ваше место - под солнцем

Николай Токарев: "Образованный актер способен на многое"

Copyright © 2006 Москва и москвичи. All rights reserved.