Журнал для тех, кто любит Москву
Журнал выпускается совместно с Комитетом по культурному наследию
г. Москва
Мы пишем летопись столицы!
   •    КУМИРЫ

НА ДЕРЕВНЮ ДЕДУШКЕ

Аркадий Райкин24 октября столица, как и вся страна, отмечала 95 лет со дня рождения Аркадия РАЙКИНА. В этот день театр «Сатирикон» дал потрясающий класс-концерт «АзбукА АртистА», в Доме музыки состоялся юбилейный вечер с участием звезд российской эстрады и театров, а в Центральном Доме работников искусств открылась широкомасштабная выставка «Аркадий Райкин. Знакомый и неизвестный». Все эти мероприятия, организатором которых выступили Фонд поддержки и развития культуры им. А. И. Райкина и Российский государственный театр «Сатирикон» им. А. И. Райкина, прошли под патронатом мэра Москвы Юрия Лужкова. Отдавая дань искусству великого артиста, редакция «МиМ» публикует отрывок из книги «Аркадий Райкин. Воспоминания», вышедшей в свет 15 лет назад и на сегодняшний день уже ставшей раритетом.

Один мальчик – было ему одиннадцать лет – решил стать артистом, о чем и сообщил мне в письме. Он спрашивал меня (цитирую дословно): «Как вы достигли такого таланта?»
Писем я получал очень много, и ответить на все было невозможно. Остался без ответа и этот вопль юной души. Но не тут-то было. Как-то после спектакля пришла ко мне за кулисы незнакомая женщина и сказала:
— Мой сын Саша написал вам письмо. Я понимаю, что у вас есть дела поважнее, но прошу вас войти в мое положение. Он до того заболел театром, что решил убежать из школы и поступить в какой-нибудь театр на работу. Когда ему говорят, что в таком возрасте на работу его никто не примет, он смертельно обижается, никого не хочет слушать. Вы для него авторитет, и теперь он ждет не дождется вашего ответа.
Женщина была не на шутку взволнована. Я как мог успокоил ее, пообещал, что не стану уверять Сашу в том, что учителя и родители не должны заниматься его воспитанием, и написал ему следующее:
Здравствуй, Саша!
Ты спрашиваешь: «Как вы достигли такого таланта?» Прежде всего должен тебе сказать, что твой вопрос поставлен неправильно.
Талант не достигается, а, как красота и уродство, ум или глупость, является качеством, присущим человеку от рождения. Талант можно развить, обратив на него внимание и, наоборот, погубить ленью, невежеством, легкомыслием.
Самое главное условие – трудолюбие, упорство самого человека, обладающего талантом.
Я понял из твоего письма, что ты умный, развитый мальчик, поэтому пишу тебе как взрослому человеку. И если даже тебе сейчас мое письмо покажется слишком сложным и что-нибудь не сразу поймешь, то когда станешь старше, ты, пожалуй, со мной согласишься.
Кроме того, я хочу тебе сказать, что неталантливых людей очень мало, почти все люди талантливы. Надо только правильно и вовремя определить талант.
Один человек музыкален, другой хорошо рисует, третий обладает актерским дарованием, для четвертого одна из самых легких наук – математика, пятый может легко собрать и разобрать любой механизм – от автомобиля до часов и постигает это с необыкновенной легкостью. Важно только, чтобы тот, кто обладает талантом математика, не выбрал бы себе профессию актера, к которой у него нет таланта, и, наоборот, человек, который может стать хорошим актером, не стал бы плохим математиком. И опять повторяю, что талант без трудолюбия ничто, так как он не может проявиться, не может развиться без упорного, самоотверженного труда.
До свидания, Саша. Желаю тебе правильно определить свой талант, найти свое место в жизни, любить труд, не увиливать от него, пытаясь найти дорогу полегче, такие дороги никуда не ведут, эти дороги кончаются тупиками. Но я уверен, что последний совет тебе не нужен. Посылаю тебе свою фотографию, другой, к сожалению, у меня сейчас нет.
Еще раз желаю тебе всего хорошего.
Аркадий Райкин.

Александр Калягин и Аркадий РайкинПрошли годы. Мальчик Саша стал известным артистом, очень хорошим артистом, что, кстати, совсем не одно и то же. Это Александр Калягин. Я не склонен преувеличивать значение своего участия в его судьбе. Но мне было очень приятно, когда на вечере, посвященном моему 70-летию, он вместо поздравления выступил с текстом, который, полагаю, можно рассматривать как продолжение нашей давнишней переписки. Во всяком случае, этот текст, остроумно написанный, навеян ею.
Итак, Калягин вышел на сцену с горестным видом, сел за стол и начал:
— Ванька Жуков, сорокалетний мальчик, отданный на службу в Художественный театр к сапожнику Ефремову, в ночь на 23 ДЕКАБРЯ не ложился спать.
Дождавшись, когда директор, главный режиссер, мастера и подмастерья пошли домой, он достал из шкафа початую бутылку с чернилами, ручку с заржавленным золотым пером, измятый лист бумаги и стал писать.
Прежде чем вывести первую букву, он несколько раз пугливо оглянулся на темный образ Константина Сергеевича, перед которым тускло мерцала лампадка психологического реализма, и прерывисто вздохнул.

«Милый дедушка, Аркадий Исаакович!
Я пишу тебе письмо. Поздравляю Вас с юбилеем и желаю тебе всего от Господа бога. Нет у меня ни отца, ни маменьки, ты, дедушка, у меня один остался».

— Ванька, — продолжал Калягин, — перевел глаза на темное окно, в котором мелькало отражение Олега Николаевича, и живо вообразил себе своего деда – Аркадия Исааковича, живущего в Москве и служащего ночным сторожем в Ленинградском театре миниатюр. Это невысокий, тощенький, необыкновенно юркий и подвижный старикашка, лет 70, с грустным лицом и вечно пьяными от вдохновения глазами. Днем он балагурит со Жванецким или учит Костю искусству перевоплощения, вечером же, окутанный в просторную дубленку, ходит по Театру эстрады и стучит в свою колотушку. Ванька вздохнул и продолжал писать...

«Милый дедушка! Сделай божецкую милость – возьми меня отсюда к себе. Я буду помогать тебе перевоплощаться, а если думаешь, должности мне нету, я у Кости в суфлеры попрошусь или заместо Тонкова к Авдотье Никитичне. Дедушка, милый, нету никакой возможности, просто смерть одна. А когда вырасту, то за это самое буду тебя кормить и никому в обиду не дам. Пропащая моя жизнь, хуже собаки всякой. А кланяюсь еще Руфи Марковне, Кате, Коте и всем, кто меня помнит».

На этом Калягин заканчивал чтение письма и продолжал от автора:
— Ванька сложил вчетверо исписанный лист, переложил его в конверт, украденный накануне в репертуарной конторе. Подумал немного, умакнул перо и написал адрес: НА ДЕРЕВНЮ ДЕДУШКЕ.
Потом почесался, подумал и прибавил: АРКАДИЮ ИСААКОВИЧУ.

Редакция благодарит Фонд поддержки и развития культуры имени А. И. Райкина за содействие в подготовке материала и предоставленные фотографии.

Copyright © 2006 Москва и москвичи. All rights reserved.