Журнал для тех, кто любит Москву
Журнал выпускается совместно с Комитетом по культурному наследию
г. Москва
Мы пишем летопись столицы!
   •    ГОРЯЧАЯ ТЕМА

ТУГОЙ УЗЕЛ МИГРАЦИИ

Проверка документовПо данным ООН, в прошлом году в Россию въехало 12 миллионов человек. По этому показателю наша страна уступает лишь США (38 млн.). Демографы и социологи давно уже спорят о том, помогут ли мигранты остановить процессы депопуляции в России, изменить к лучшему ситуацию на рынке труда, и вообще, нужно ли стране такое количество «приезжих». Зато наши чиновники, по традиции «взявшие под козырек» сразу же после того как Президент предложил ряд мер по оптимизации миграционной политики (о них ниже), уже нашли готовый ответ на эти непростые вопросы: мигранты нам однозначно нужны, но не все подряд, а лишь «хорошие». В принципе все правильно, только вот откуда они возьмутся?

На последний вопрос «в загашнике» государственных мужей тоже нашелся готовый ответ. Роль полезных для страны мигрантов предстоит сыграть нашим соотечественникам за рубежом, которых, по разным оценкам, насчитывается от 26 до 50 млн. человек. Уже с 2007 года начнет действовать принятая этим летом федеральная целевая программа, призванная пополнить число трудоспособных граждан страны людьми, для которых русский язык и русская культура являются родными. Уже определены 12 «пилотных регионов» для приема переселенцев: Красноярский, Приморский и Хабаровский края, Амурская, Иркутская, Калининградская, Калужская, Липецкая, Новосибирская, Тамбовская, Тверская и Тюменская области. Власти этих регионов до конца года должны подготовить свои мини-программы по приему переселенцев. Предполагается, что в будущем году в Россию вернутся примерно 50 тысяч соотечественников, а до 2012 года их общее количество достигнет 6 млн. человек.

ТУДА И ОБРАТНО
Обычно говорят, что гладко только на бумаге. Но в данном случае и на бумаге не очень-то гладко. Принятый еще в 1999 г. закон «О государственной политике в отношении соотечественников за рубежом» определяет, что «соотечественниками являются лица, родившиеся в одном государстве, проживающие либо проживавшие в нем и обладающие признаками общности языка, религии, культурного наследия, традиций и обычаев, а также потомки указанных лиц по прямой нисходящей линии». Несложно заметить, что определение это очень расплывчатое, и, по мнению отдельных специалистов-правоведов, его расширительное толкование позволяет причислить к соотечественникам едва ли не всех граждан бывшего СССР. Получается, что уже поэтому не приходится рассчитывать исключительно на приток людей, обладающих общностью языка, культуры, религии и традиций с основной массой коренного населения, то есть, главным образом, этнических русских. Тем более что, по словам самих разработчиков программы, меньше всего юридических проблем возникнет у тех, кто уже «на чужбине» обзавелся российским паспортом. В то же время многим высококвалифицированным специалистам из представителей русскоязычного населения, которых в странах СНГ по-прежнему весьма много, предложенные в соответствии с программой условия могут показаться не слишком привлекательными.
Каждому из переселенцев наше государство обязуется оплатить проезд, провоз багажа весом до 5 тонн, выдать подъемные в размере 100 тысяч рублей. На первый взгляд, условия неплохие. На 100 тысяч можно прожить несколько месяцев даже в супердорогой Москве, не говоря уже об относительно «дешевой» провинции. К тому же каждый из вновь прибывших должен получить работу, а значит, и зарплату в соответствии с квалификацией и трудовыми навыками. В общем, «от каждого по способностям, каждому по труду».
Вот только найдется ли для этих людей действительно достойная работа? И вообще, сможет ли современная Россия создать условия для возвращения соотечественников, волею судеб оказавшихся за рубежом? Большинство экспертов дают на эти вопросы отрицательные ответы. А некоторые из них считают, что, например, центральноазиатские государства и быстро развивающийся Казахстан могут предложить высококлассным русскоязычным «профи» куда более выгодные условия. Например, в энергетике. И, как в советские времена многие ехали за длинным рублем на строительство Нурекской ГЭС, так и сейчас люди поедут за длинным долларом, например, на Сангтудинскую электростанцию, которую достраивает РАО ЕЭС. В данном случае использование будущего времени не совсем уместно, так как трудовая миграция из России в тот же Казахстан, пусть и не очень значительная, происходит уже сейчас. И если наш большой южный сосед сохранит нынешние темпы экономического развития, а крупные российские компании приступят в Центральной Азии к реализации новых проектов, по масштабам и уровню капитализации сравнимых хотя бы с Сангтудой, то количество наших «спецов», отправившихся на заработки в эти страны, может заметно увеличиться.

«БЕЗ ГОРЯЧКИ И КАМПАНЕЙЩИНЫ»
Спрашивается, а кто тогда поедет в Россию? Ответ вполне очевиден: те же, кто и сейчас. Помимо не слишком щедрых подъемных, заметным препятствием для пожелавших вернуться соотечественников может стать пресловутый квартирный вопрос. Несмотря на разработку соответствующего национального проекта, жилье, если и станет доступным, то лишь в будущем. И самое главное, найдут ли возвратившиеся действительно достойную работу?
Несложно заметить, что больше половины «пилотных» регионов, выбранных для приема переселенцев, приходятся на Сибирь и Дальний Восток, откуда в течение последних 10-15 лет уехало несколько миллионов человек. А в наши дни эти территории сталкиваются с растущим «миграционным давлением» из Китая. Остальные из указанных в программе субъектов Федерации относятся к так называемым «депрессивным» регионам центральной части страны. В обоих случаях достаточного количества привлекательных рабочих мест в ближайшем будущем не появится.
Конечно, значительную потребность в рабочей силе разной степени квалификации традиционно испытывают крупные города. В Москву, например, ежедневно прибывают 3 млн. приезжих, и далеко не все из них заняты на стройках или оптовых рынках. Наоборот, многие работают, как говорится, «в фирме». Однако ни Москва, ни другие города-миллионники, потенциально привлекательные для любых трудовых мигрантов, в списках не значатся. А переехать туда самостоятельно для вернувшихся соотечественников будет не так просто, по крайней мере, в первое время. Те из них, кто покинет выбранные ими (или доставшиеся им, как угодно) субъекты Федерации в течение первых двух лет, должны будут вернуть выданные им подъемные.
Получается, что предлагаемые государством условия привлекательны в основном для людей, обладающих невысокой профессиональной квалификацией и, следовательно, столь же невысокими запросами. То есть, по большому счету, не слишком отличающихся от заполонивших большие города иностранцев, в большинстве своем согласных на любую работу. Короче, хотели как лучше, а получилось, как всегда. Что косвенно признал и премьер-министр РФ Михаил Фрадков, открывая 6 октября заседание Правительства, в ходе которого обсуждались меры во исполнение поручения Президента страны по оптимизации баланса трудовых ресурсов в различных отраслях экономики. По словам главы Правительства, «принятые в последнее время на скорую руку некоторые действия навредили… Здесь не должно быть никакой горячки, кампанейщины. Отношения, стихийно сложившиеся в этих сферах, нужно встроить в рамки четких правил».
Выстраивать новые правила, тем самым корректируя стихийно сложившиеся трудовые отношения предполагается сугубо административными мерами. Так, Минздравсоцразвития совместно с другими «заинтересованными ведомствами» поручено подготовить проект нормативного акта, устанавливающий предельные квоты рабочих-мигрантов в каждой из отраслей хозяйства. А руководство МВД должно будет в ближайшее время разработать документы, регламентирующие порядок привлечения иностранных рабочих к трудовой деятельности на территории РФ. Координировать всю эту деятельность будет МЭРТ во главе с Германом Грефом.
Налицо стремление Федерального Центра забрать себе максимум полномочий в сфере миграционной политики и регулирования трудовых отношений. Между тем излишняя централизация в данном случае вряд ли действительно необходима, и скорее даже вредна. И не случайно Юрий Лужков, например, утверждает, что власти каждого субъекта Федерации сами должны устанавливать максимальные квоты для привлекаемой рабочей силы. А территориальные структуры миграционной службы должны быть снова переподчинены региональным и местным властям, как оно было до недавнего времени.
Идея вернуть полномочия в вопросах миграции «обратно» субъектам Федерации представляется достаточно здравой хотя бы потому, что региональным властям, безусловно, лучше известно положение дел на местах. Кроме того, излишнее «обюрокрачивание» регулирования миграционных процессов может привести к дальнейшему росту коррупционных рисков, которые и сейчас очень велики.

ТаджикиОПЕРАЦИЯ «ЛЕГАЛИЗАЦИЯ»
В октябре этого года в рамках операции «Незаконный мигрант» сотрудниками Главного управления ФМС по г. Москве в ходе проверки первых двух столичных рынков было выявлено 77 «нелегалов», главным образом из южных республик бывшего СССР. Всего же с начала года по решению судов из города было выдворено 8,5 тысяч незаконных мигрантов. Среди них – 2 тыс. граждан Таджикистана, 1,5 тыс. – Узбекистана, 900 – Грузии и т.д. Цифры, прямо скажем, смешные. По существующим данным, в Москве единовременно находятся от 800 тысяч до 1,5 млн. незаконных мигрантов. Некоторые эксперты утверждают, что эти цифры нужно как минимум удвоить. До 80% всех «нелегалов» приехали в столицу в поисках работы, остальные – в порядке «воссоединения семей» и т.д.
В последнее время неуклонно растет криминальная активность нелегалов. С начала этого года ими совершено более 25 тысяч правонарушений. При этом количество преступлений с использованием огнестрельного оружия по сравнению с прошлым годом увеличилось на треть, связанных с наркотиками — на 22%, а число разбоев и грабежей – на 10,5%.
Впрочем, даже без учета грабежей, краж и мошенничеств Москва и ее жители несут из-за нелегалов огромные финансовые потери. Лишь из-за неуплаты госпошлины за разрешение на трудовую деятельность городской бюджет ежегодно недополучает 6 млрд. рублей, а общую сумму неуплаченных налогов и средств, переправляемых нелегалами на свою родину, подсчитать вряд ли возможно. В любом случае общие потери исчисляются миллиардами долларов.
Ситуация усугубляется еще и тем, что возможные пути решения проблемы также влекут за собой значительные расходы. Причем, не только на центры временного содержания или на выдворение незаконных мигрантов, но прежде всего на финансовое обеспечение системных решений проблемы. В частности, на развитие, а точнее, на возрождение профессионального образования, о чем не так давно говорил Юрий Лужков. По словам мэра, столице «необходимо иметь свои квалифицированные кадры, а не возить фрезеровщиков с Украины». По самым минимальным подсчетам, в Москве сейчас требуются примерно 21 тыс. рабочих различных специальностей (при этом дворников – лишь 2097, уборщиков помещений – 3155). Но именно рабочих в столице практически не готовят. Понятно, что для создания новых колледжей (в прошлом ПТУ) или перепрофилирования уже существующих потребуются немалые средства.
Больших расходов потребует и сама по себе легализация незаконных мигрантов. Руководство Управления ФМС по г. Москве считает эту меру достаточно эффективной. Нынешней осенью сотрудники службы сами выезжали на многие объекты, где на условиях «амнистии» как работодателей, так и самих гастарбайтеров, проводили их легализацию на местах. По словам начальника Управления Федора Карповца, эта операция привела к «блестящим результатам». А общее количество нанимателей, оформивших все бумаги на своих работников, увеличилось в этом году на 12%.
Результаты действительно неплохие. С другой стороны, ни для кого не секрет, что работодатели не хотят оформлять нужные бумаги не столько из-за дороговизны процедуры (4 тыс. рублей – сумма, в общем-то, незначительная), сколько в силу ее «муторности». Даже сейчас, когда в столичном управлении миграционной службы создана система одного окна, средний срок подготовки документов составляет 30-35 дней. Можно предположить, что при росте числа обратившихся за разрешением эти сроки, скорее всего, возрастут. А чтобы этого не допустить, придется увеличивать штаты сотрудников, обеспечивать их современной оргтехникой и т. д. Опять же, не бесплатно.

НищиеБАЗАРУ – НЕТ!
Впрочем, «амнистия» нелегалов – в любой форме – может дать лишь ограниченный эффект. В легализации «гастарбайтеров» заинтересованы руководители более или менее крупных фирм. Например, строительных компаний: ведь стройку, а значит, и работающих на ней скрыть от посторонних глаз невозможно. Другое дело рынки и иные «учреждения торговли», сдающие места в аренду частным предпринимателям. Они давно уже стали «естественной средой обитания» для множества нелегалов. А администрация рынков за «своих» арендаторов и работников никакой ответственности не несет. Когда московское правительство приняло закон, предусматривающий подобную ответственность, владельцы рынков переименовали их в «торговые дома» и таким образом вышли из-под удара.
Хотя, скорее всего, ненадолго. Не далее как 5 октября Владимир Путин в ходе заседания совета по реализации национальных проектов поручил руководителям субъектов Федерации «принять дополнительные меры по совершенствованию торговли на оптовых и розничных рынках в целях защиты интересов российских товаропроизводителей и коренного населения». Сложно сказать за всю необъятную Россию, но в Москве принятие адекватных мер по наведению порядка на рынках будет означать их ликвидацию. Причем как продовольственных, так и вещевых. В первом случае «отечественный производитель» торговать на базаре не будет, ему это элементарно невыгодно. Расходы на содержание автомобиля (классом не ниже газели), на проживание в Москве, на аренду торгового места и оформление документов съедят почти всю прибыль. Так что намерение Правительства Москвы зарезервировать за крестьянами не менее 50% всех мест на стационарных рынках, скорее всего, так и останется нереализованным. На московских базарах по-прежнему будут править бал перекупщики, а значит, и общая ситуация останется такой же, как сейчас. Кроме того, во многих столичных супермаркетах цены на овощи и фрукты уже сейчас ниже рыночных. Другое дело – сезонные рынки типа ежегодной ярмарки меда в Москве. От них есть реальная польза как для непосредственных производителей, так и для покупателей.
В целом же упразднение стационарных рынков, как уже отмечалось, приведет к значительному сокращению жизненного пространства для нелегальных мигрантов. Общий итог пока что неутешительный: в ближайшее время и в Москве, и в стране в целом «хорошие мигранты» не появятся. Нет для этого необходимых условий. С другой стороны, отрадно, что власти, похоже, всерьез принялись распутывать тугой узел проблем, так или иначе связанных с миграцией. Лучше поздно, чем никогда.

Василий АНДРЕЕВ

Copyright © 2006 Москва и москвичи. All rights reserved.