Журнал для тех, кто любит Москву
Журнал выпускается совместно с Комитетом по культурному наследию
г. Москва
Мы пишем летопись столицы!
   •    РАЙОН "СОКОЛ": УПРАВА

Ф. ИЗМАЙЛОВ: "Я НИКОГДА НЕ НАХОЖУСЬ В УДАЛЕННОМ ДОСТУПЕ ДЛЯ ЖИТЕЛЕЙ НАШЕГО РАЙОНА"

В советские времена район «Сокол» считался одним из самых престижных (слово «элитный» тогда еще было не в моде). Между Ленинградским проспектом, Волоколамским шоссе и Песчаными улицами проживали высокопоставленные военные, а также художники, литераторы, музыканты. Для многих москвичей сам факт проживания «на Соколе» подчеркивал принадлежность человека к творческой интеллигенции. В наши дни нашлось бы немало желающих переселиться в этот уютный район, если бы его нынешние жители согласились продать свои квартиры. Короче, престижный район советской столицы, элитный район современного европезированного мегаполиса. Когда сворачиваешь с Ленинградского шоссе в сторону Поселка художников или в какую-нибудь тихую улочку, то невольно ловишь себя на мысли, что ветры перемен, для всей страны оказавшиеся холодными и бурными, в этом районе вдруг превратились в теплые и ласкающие. Как такое стало возможным? Об этом и о многом другом в интервью нашему журналу рассказал глава управы района «Сокол» Фазиль ИЗМАЙЛОВ.

Измайлов — Фазиль Марданович, давайте вернемся лет на 10 назад, во времена, когда Вы только возглавили районную управу. С чего пришлось начинать?
— С проведения хозяйственного актива. Только, понятное дело, уже без приставки «парт». Результатом нескольких «мозговых штурмов» стали «Основные направления развития района «Сокол», которые мы вскоре вынесли на суд общественности: представителей расположенных у нас предприятий, научных и образовательных учреждений, коммерческих структур, «простых» жителей района. Развернувшиеся дискуссии порой принимали весьма бурный характер, не обошлось и без конфликтов, что, впрочем, естественно. И лишь после того как все острые вопросы были сняты, «Основные направления» были утверждены.
— Скажите, пожалуйста, а как Вам удалось привлечь общественность к обсуждению насущных проблем района? Ведь либерализация всех сфер нашей жизни обернулась «торжеством индивидуализма». А коллективизм в любой форме, наоборот, был не в моде, если не сказать большего.
— Как говорится, что было, то было. Но «модно» — еще не значит «правильно». В те годы было принято охаивать все советское. Но ведь в советские времена было много чего полезного, что можно использовать и в наши дни. Например, «домкомы» — домовые комитеты, которые часто помогали жителям решить многие злободневные вопросы без прямого вмешательства властей. Вот с возрождения этих комитетов мы и начали. И пока они не «встали на ноги», оказывали им всяческое содействие в работе. Вскоре был создан и совет старших по подъездам домов нашего района. С ними сотрудники управы – и сам я, разумеется, — встречались практически каждый день. Чаще всего во дворах, иногда и просто на улице. В этих встречах, или, если хотите, «летучках», мог принять участие любой желающий. И мы были готовы выслушать всех: согласитесь, было бы полным абсурдом, если бы районные власти указывали жителям, в какой цвет красить стены в подъездах, где во дворах разбивать клумбы, где оборудовать детские площадки или же стоянки для машин...
— Итак, мы подошли к проблеме благоустройства дворов…
— …Начали мы даже не с обустройства дворов, а с их закрытия. Тогда, во второй половине 90-х гг. прошлого века, это было одной из первоочередных задач. Ведь дворы наши, в силу самой конструкции домов не будучи проходными, стали таковыми «по факту». Там частенько отдыхали, например, торговцы из ближайших уличных палаток. А студенты приходили распить бутылочку-другую. Наконец, из дворов тащили все, что только можно. И установленная сегодня лавочка завтра могла оказаться на чьей-нибудь даче. В то время, как известно, разворачивалась общегородская программа «Мой двор, мой подъезд». И нередко получалось так, что через неделю-другую после окончания работ в том или ином дворе там все приходилось начинать заново. В нашем районе такого «бега по кругу» почти не наблюдалось: обустроив очередной двор, мы сдавали его жителям дома. И теперь они самостоятельно поддерживают в нем порядок, занимаются текущими ремонтами, обеспечивают охрану и пр.
Сокол— А как обстоит дело с оплатой этих и других работ? И не окажется ли она слишком тяжким бременем для самих жильцов?
— Сразу скажу: мы вовсе не стремимся переложить соответствующие расходы на плечи жителей нашего района, тем самым снизив нагрузку на бюджет. С другой стороны, люди, безусловно, должны принимать посильное участие, в том числе и «денежное», в обеспечении собственных безопасности и комфорта.
Вы поймите, программа благоустройства и закрытия дворов вовсе не ограничилась разбивкой цветников и установкой ограждений, но привела, без малого, к изменению психологии людей, если хотите – морального климата в районе. Раньше соседи по лестничной площадке едва здоровались, а теперь они прекрасно знают друг друга, помогают, если нужно. Их дети спокойно гуляют во дворе, там же отдыхают и пенсионеры. Их отдых никто уже не потревожит, ведь с улицы с тем, чтобы «оттянуться», просто так уже не зайдешь.
Все конкретные вопросы — за что им платить, сколько платить – жители решают самостоятельно. Свой вклад вносят и бизнес-структуры, прежде всего те, что арендуют помещения в жилых домах района. В целом же сейчас около 20% всех расходов на благоустройство берет на себя ДЕЗ района, остальное распределяется между коммерческими структурами и самими жителями.
— Можно предположить, что вклад коммерсантов в развитие района «Сокол» не ограничивается одним лишь содействием в благоустройстве дворов.
— Действительно, на обустройство и реконструкцию (там, где это было нужно) мы не потратили ни копейки бюджетных денег. Все – за счет спонсоров. Приведу такой пример. Была в районе старая школа, (дом № 13 по ул. Алабяна, Школа № 73 Олимпийского резерва). Ни у города, ни у префектуры, ни тем более у управы не было средств, необходимых для ее реконструкции. Поэтому мы привлекли частного инвестора, который построил на этом участке жилой дом, а по соседству – новое, прекрасно оборудованное школьное здание. Примерно такая же история произошла и с обветшалым детским садом на Волоколамском шоссе.
Ну, а в целом бизнес-структуры готовы вкладывать немалые средства в развитие района – без всякого понукания со стороны управы.
— С другой стороны, предпринимателям нужно создать надлежащие условия для их деятельности. Как вообще складывается диалог власти и бизнеса в масштабах района «Сокол»?
— Точно так же, как и взаимоотношения управы с жителями района в целом. Власти которого, подчеркну, никогда не «пребывают в удаленном доступе» по отношению к тем, кто нуждается в их содействии. Бизнесмены в данном случае – не исключение. Любой из них может обратиться в управу и ко мне лично со своими проблемами. Либо самостоятельно, либо через Совет директоров предприятий района «Сокол».
Другое дело, что районные управы не могут самостоятельно решить все существующие вопросы. В частности, мешает несовершенство нормативной базы. Например, действующее законодательство запрещает открывать в подвальных и полуподвальных помещениях… обычные парикмахерские. Почему? Никто толком объяснить не может. Однако подобные запреты существуют и, мягко говоря, не способствуют развитию малого бизнеса. Вообще лично я считаю, что многие проблемы, с которыми сталкиваются предприниматели, могут быть решены на местах, а не на уровне административного округа или города, как сейчас.
Сокол— То есть речь идет о перераспределении полномочий между отдельными уровнями столичной власти?
— Вовсе нет. Я считаю нынешнюю организацию власти в городе оптимальной. В свое время многие критиковали только образованные административные округа и, соответственно, префектуры, считали их «слабым», совершенно излишним посредническим звеном между мэрией и районами. Но в Москве без малого 123 района. И ни один из них не может жить «сам по себе». Как Вы, наверное, помните, примерно на рубеже веков предпринимались попытки «провозглашения суверенитета» в отдельно взятом районе столицы. И ни к чему хорошему они не привели.
Конечно, нам, главам районов, «снизу видно все», если перефразировать слова известной песни. В том смысле, что люди по многим вопросам обращаются в первую очередь в управу, а не сразу в префектуру или в мэрию. Но районные управы, как известно, входят в систему исполнительной власти и должны претворять в жизнь действующие законы и распоряжения вышестоящих властных структур.
В то же время любой глава районной управы может, а в отдельных случаях и должен, обратиться «наверх» со своими предложениями. И лично я благодарен Юрию Лужкову, многим членам Правительства Москвы за поддержку большинства наших начинаний. Но эти предложения должны быть обоснованными, «просчитанными» и направленными на решение конкретных проблем, стоящих перед городом и его жителями. Ну и, повторю еще раз, нет никакой нужды во что бы то ни стало отстаивать собственный, «особый путь развития».
— В настоящее время в стране проводится муниципальная реформа. Как известно, в конце мая столичная Дума приняла поправки в городской закон об организации местного самоуправления, который оппозиция сразу же назвала «законом о бесправии муниципалитетов». Согласны ли Вы с таким определением? И затем, как осуществляется реформа местного самоуправления конкретно в районе «Сокол»?
— Что касается последствий принятия поправок в данный закон, то говорить о них явно преждевременно. Будущее покажет. Тем более что Москва большая, отдельные ее районы сильно различаются друг от друга по уровню и качеству жизни населения. Проблемы, с которыми сталкиваются в своей деятельности районные власти, а в последнее время и органы местного самоуправления, также сильно разнятся. Соответственно, и процесс становления муниципалитетов, их отношения с управами везде имеет свои особенности.
В нашем же районе никаких трений в отношениях с органами местного самоуправления нет и, надеюсь, никогда не будет. Никто – ни в управе, ни в муниципалитете – не думает о том, много у него полномочий или мало. Да и времени на подобные размышления практически не остается. Ведь всем нам предстоит еще очень многое сделать.
Если говорить о муниципальной реформе в целом, то ее проведение, безусловно, необходимо. Люди сами должны активно участвовать в решении собственных дел, а раз так, то и без органов местного самоуправления не обойтись. Однако любая реформа должна проводиться своевременно. Например, преобразования в системе ЖКХ предполагают введение стопроцентной оплаты коммунальных услуг. Мера, безусловно, правильная. Но готовы ли к этому наши сограждане? Очень многие, даже в благополучной Москве, – однозначно нет. Поэтому и спешить с полной оплатой услуг ЖКХ не следует. Так же, как и с проведением реформы местного самоуправления. Ведь само по себе перераспределение полномочий между органами госвласти и муниципалитетами никакой пользы не принесет. И не поможет решить насущные проблемы москвичей, которых по-прежнему много.
Измайлов— Фазиль Марданович, одной из самых злободневных для жителей столицы по-прежнему остается жилищная проблема. Каким образом она решается в районе «Сокол»?
— Могу сказать, что в данном случае мне, в отличие от коллег из других районов, здорово повезло. У нас нет ветхого и аварийного жилья, равно как и «хрущевок». Правда, многие дома на Соколе – еще сталинской постройки и нуждаются в капитальном ремонте. Но в целом состояние жилого фонда очень далеко от критического. Далее, практически решена проблема расселения коммуналок. Главным образом – силами самих жителей. Тот, кто хотел обзавестись жильем в нашем районе (а желающих было и, думаю, еще будет много) «присматривали» себе квартиру, нередко, коммунальную, покупал ее, параллельно приобретая проживавшим там людям новые квартиры, затем делал ремонт и т.д. Таким же образом поступали и те жители коммуналок, кто хотел получить свое жилище в полную собственность. Надо сказать, что все их немаленькие расходы полностью окупились. Средняя стоимость квадратного метра в нашем районе – на вторичном рынке! – составляет сейчас около 5 тысяч евро.
— Как известно, первый в Союзе жилищный кооператив был создан как раз на «Соколе», бывшем тогда пригородом Москвы, еще в 1927 году. Каким образом продолжается эта традиция в наши дни?
— Большинство жилищных кооперативов, созданных в советские времена, существуют и в настоящее время. Может быть, называются они теперь по-другому, а их учредительные документы были перерегистрированы в соответствии с требованиями ныне действующего законодательства. Впрочем, все это не столь важно. Главное, чтобы у дома был хороший хозяин. Или хозяева.
В новостройках, сразу же после их заселения, создаются товарищества собственников жилья. В целом же ТСЖ создаются не так быстро, как бы этого хотелось.
— Что этому мешает?
— Во-первых, как я уже говорил, многие дома нуждаются в капитальном ремонте. Создавать в них ТСЖ – значит взять на себя соответствующие немалые расходы. Пускай не прямо сейчас, а в будущем. Но все равно желающих не много.
Во-вторых, по закону все нежилые помещения в доме должны стать собственностью кондоминиумов. Но так происходит только в новостройках, а в остальных домах передача этих площадей ТСЖ осуществляется крайне медленно.
И, наконец, земельные участки. По закону они не могут быть в собственности товариществ собственников жилья. А кому нужен дом, стоящий на «чужой земле»? Остается надеяться, что необходимые изменения в соответствующие нормативные акты будут приняты в обозримом будущем.
— Построить дом, благоустроить его вместе со двором, найти ему рачительного хозяина, все это, как говорится, хорошо, но мало. Управлением любой недвижимостью, в том числе и жилой, должны, безусловно, заниматься профессионалы. Какая часть жилого фонда района «Сокол» находится сейчас в управлении частных компаний?
— Пока что относительно небольшая. Дальнейшему расширению деятельности частных компаний по управлению жилым фондом мешают, с одной стороны, те препятствия, о которых я говорил выше. Думаю, вполне очевидно, что любая фирма заинтересована взять в управление весь дом, принадлежащий одному собственнику, тому же кондоминиуму, например, а не какую-то его часть.
С другой стороны, мы должны сделать так, чтобы деятельность любых структур, занимающихся управлением и эксплуатацией жилых домов, не вступала в противоречия с интересами жителей. Сейчас районная управа в состоянии проконтролировать, например, работу ДЕЗа. А как «проследить» за частником? Опять же, мешают пробелы в действующем законодательстве.
Хотя всегда можно найти выход из положения. Так, в свое время мы помогли многим бывшим сотрудникам наших ДЕЗов и РЭУ с переобучением, а затем и с трудоустройством – в том числе и в компании, управляющие домами в нашем районе. Они по-прежнему знакомы с председателями домовых комитетов, старшими по подъездам, с «обычными жильцами». А некоторые и сами живут у нас. И для этих людей нарушать интересы жильцов – значит, действовать в ущерб самим себе.
— К сожалению, передвигаться по Москве становится все труднее. А пробки на всем протяжении Ленинградского проспекта, а затем и шоссе, давно стали притчей во языцех для всех московских автомобилистов. Какое участие принимают власти района в решении транспортной проблемы?
— Что касается Ленинградского шоссе, то, как известно, Правительство Москвы приняло решение о его комплексной реконструкции. Магистраль должна быть расширена до 9 полос в каждую сторону движения. Работы должны начаться уже в этом году и проводиться они будут, что очевидно, силами города и привлеченных инвесторов.
Мне же несколько лет назад удалось настоять на необходимости урезания газонов – для расширения улиц и межквартальных проездов. Многие жители тогда активно протестовали, писали жалобы в разные инстанции. Однако время показало, что мы были правы. В любом дворе сейчас сотни машин, а еще относительно недавно их было в разы меньше.
Ну и, конечно же, я никогда не соглашусь на строительство эстакад, развязок, прочих дорожных конструкций в непосредственной близости жилых домов, тем более, на уровне второго-третьего этажей. Нельзя, решая одну проблему, сразу же создавать другую.
— Фазиль Марданович, выше Вы рассказали о Совете старших по подъездам, а также о Совете директоров предприятий района. А какие еще Общественные организации действуют на «Соколе»? Чем конкретно они занимаются?
— Никакая власть не сможет действовать эффективно, не наладив прочных контактов с гражданами. Неслучайно девизом нашего района стал лозунг «Все для москвичей, но вместе с москвичами». А сделать это удобнее всего с помощью общественных организаций, созданию которых мы сами в немалой степени поспособствовали. Меня многие обвиняли в «ретроградстве», в стремлении «вернуться в прошлое», и, в частности, создать «новую пионерию». А теперь в детско-юношеской организации нашего района более 5 тысяч членов. Дети больше не болтаются во дворах, как ранее. Наоборот, их досуг организован, а значит, риск попасть под дурное влияние значительно снизился. Родители всем этим, безусловно, довольны и благодарят нас при каждом удобном случае.
С детьми и молодежью много работают и члены Совета Ветеранов нашего района, в котором, как известно, проживает много военных, в том числе и высокопоставленных. Несмотря на преклонный возраст, многие из этих людей находятся в хорошей форме и охотно общаются с подрастающим поколением, передавая ему свой богатый опыт.
Действует в районе и общество инвалидов. Одно время у него были проблемы с арендой помещения: плата за него взималась на общих основаниях. После нашего обращения в Правительство Москвы оплата стала чисто символической – один рубль за квадратный метр.
А при Всехсвятской церкви действует общество с тем же названием — для детей с церебральным параличом и их родителей. Наша управа помогла им найти подходящее помещение, отремонтировать его. Далее, мы обратились к нескольким известным художникам, и они помогли детям освоить азы живописи. Содействовали в организации выставок их работ. В том числе, в посольствах Индии, Чехии, Франции. Управа выделила средства на поездку детей-инвалидов в Париж. В общем, раньше они чувствовали себя ущемленными. Теперь же они рисуют, они творят, а значит, нужны обществу. Другое дело, что и само общество, и государство могут и должны делать для таких людей гораздо больше.
— И последний вопрос, Фазиль Марданович. Любая демократическая власть должна быть открытой и прозрачной для граждан. О деятельности общественных организаций в районе Вы только что рассказали. А какие еще формы диалога между властью и населением существуют в возглавляемом Вами районе?
— Еще не так давно я не только часто встречался с жителями района, как в кабинете, так и на улице, но и много выступал по кабельному телевидению, разъясняя позицию управы по тому или иному вопросу. Первое время – почти каждый день. Затем два-три раза в неделю, раз в две недели, раз в месяц… Сократилось и число личных встреч с гражданами. Впрочем, все это не означает, что и я сам, и власти района в целом стали менее доступными. Просто многие вопросы потеряли свою прежнюю остроту и решаются в рабочем порядке. Не только руководством, но и обычными сотрудниками районной управы.
Кроме того, немалую часть нужной им информации, в том числе и о деятельности нашей управы, люди узнают из передач упомянутого кабельного телевидения и районных газет. У нас их несколько, в том числе и ориентированная на подрастающее поколение газета «Диалог-Парус», корреспондентами которой являются сами дети.
Ну, а если решение каких-либо вопросов требует моего личного участия, то любой из жителей района может беспрепятственно попасть ко мне на прием. Вообще же ни мне, ни моим сотрудникам нечего скрывать или стыдиться. И, самое главное, у властей и жителей района «Сокол» общие интересы.

Василий АНДРЕЕВ

Copyright © 2006 Москва и москвичи. All rights reserved.