Журнал для тех, кто любит Москву
Журнал выпускается совместно с Комитетом по культурному наследию
г. Москва
Мы пишем летопись столицы!
   •    МОСКОВСКИЕ ХРОНИКИ

КАРТИНКИ ОДНОГО ЛЕТА

ЛужковБЛИЖЕ К ЧИСТОЙ ВОДЕ
Объезды столичных стройплощадок по выходным, периодически предпринимаемые Юрием Лужковым, уже давно никого не удивляют, а если и раздражают, то лишь его оппонентов: мол, надо стратегией заниматься, а не по стройкам колесить. Но, как известно, «нельзя строить дедукцию, не зная фактов». Иными словами, невозможно принимать стратегические решения, не владея ситуацией на местах.
12 августа московский градоначальник, помимо прочих объектов, посетил Люберецкие очистные сооружения (ЛОС), где принял участие в церемонии пуска нового блока по удалению азота и фосфора из сточных вод мощностью 500 тысяч «кубов» в сутки. По словам мэра, «открытием этого блока мы завершаем важную задачу цивилизованного использования воды и сбросов сточной воды, которая впоследствии пригодна для жизни речных обитателей». При этом, как подчеркнул г-н Лужков, на выходе должна получаться не «условно чистая», но действительно чистая вода, пригодная как для хозяйственного, так и бытового применения.
О значимости нового блока очистных сооружений говорит тот факт, что всего огромный мегаполис потребляет 6 млн. кубометров воды в сутки. То есть новые мощности Люберецких очистных сооружений смогут обеспечивать примерно десятую часть от этого объема. А если еще учесть, что в 2007 году в системе ЛОС начнет действовать строящаяся сейчас установка по ультрафиолетовому обеззараживанию воды производительностью 1 млн. кубометров в сутки (крупнейшая не только в России, но и в мире), то есть все основания надеяться, что одна из главных проблем функционирования городского хозяйства – проблема очистки сточных вод – будет в ближайшее время окончательно решена.

«ЗА ЗЕМЛЮ, ЗА ВОЛЮ…»
Вообще в системе городского хозяйства одна проблема обычно «тянет» за собой другую. И наоборот, решение одной из них позволяет справиться и с остальными. Так, в мае прошлого года «потекли» (к счастью, ненадолго) многие коллекторы и очистные сооружения, обесточенные из-за аварии в Чагино. В этом смысле отрадно, что строительство новых объектов по очистке сточных вод происходит одновременно с модернизацией столичной энергосистемы.
Это относится не только к вопросам «технического» свойства. Например, многие эксперты утверждают, что темпы преобразований в системе жилищно-коммунального хозяйства невысоки из-за невозможности приватизировать земельные участки под жилыми домами. В первую очередь, по этой причине в городе создается очень мало кондоминиумов: перспектива стать собственником здания без земли мало кого прельщает (подробнее об этом см. стр. 18 – ред.). Так что лозунг всех русских революций «Землю крестьянам!» можно переформулировать, с учетом сегодняшних реалий, в «Землю собственникам!».
Правда, никакой революции в столице на этот раз не предвидится: 6 июля Юрий Лужков подписал постановление Правительства Москвы №413 ПП «О передаче земельных участков на территории города Москвы в частную собственность». Таким образом, в московском законодательстве впервые появился нормативный акт, определяющий процедуру приватизации земельных участков как юридическими, так и физическими лицами. Кроме того, данное постановление фактически приводит столичное законодательство в соответствии с федеральным, в частности, с Жилищным и Земельным кодексами РФ.
Отныне участки столичной земли могут оказаться (в том числе и на безвозмездной основе) в собственности как у юридических, так и у физических лиц, которые этой землей и так уже владеют на правах бессрочного пользования или пожизненно наследуемого владения. Можно приватизировать и участки земли под строениями различных типов: от жилых домов, все квартиры в которых находятся в частной собственности, до торговых центров и складских сооружений. Решение по участкам площадью менее 3000 кв. метров принимают префектуры административных округов, а желающие приобрести более обширные территории должны будут обращаться в Правительство Москвы.
Итак, купля-продажа земли, о чем предприниматели, независимые эксперты, журналисты, а также сами представители московского правительства говорили в течение долгих лет и в саму возможность которой многие уже перестали верить, стала наконец-то реальностью. И в то же время при передаче участков в собственность могут возникнуть многочисленные трудности.
Так, согласно Постановлению, любой претендент на кусок городской земли должен представить заключение о градостроительных регламентах конкретного участка (в градостроительном регламенте определяется, сколько земли необходимо для нормальной эксплуатации конкретного здания или сооружения), а также план подземных коммуникаций. Однако в московском законодательстве не предусмотрена такая форма официальных бумаг, как градостроительные регламенты, имеются лишь архитектурные документы на каждое отдельное здание. Будут ли эти последние приниматься «в инстанциях» или же придется соответствующим образом дорабатывать нормативную базу, пока сказать сложно.
Не меньшей проблемой для многих желающих прикупить участок земли в столице может оказаться отсутствие планов подземных коммуникаций. Не секрет, что многие здания в городе возводились – особенно в последние годы – без геоподосновы. Кроме того, составление новых подобных планов, и рассмотрение уже существующих могут спровоцировать многочисленные конфликты интересов (например, городские службы могут выступить против продажи конкретного участка из-за проложенной под ним теплотрассы и т. п.).
Остаются неясными и отдельные вопросы юридического и финансового порядка. Например, будут ли учитываться при продаже участков суммы, внесенные ранее в виде арендной платы. И если да, то каким образом. В целом же в Постановлении Правительства Москвы № 413 прописывается порядок приватизации земельных участков, однако механизм совершения сделок еще предстоит опробовать на практике. Неизвестно также, легко ли справятся с новой для них работой столичные чиновники: по прогнозам многих экспертов, процесс приватизации земли может принять лавинообразный характер. Наконец, могут возрасти и коррупционные риски. По словам одного из топ-менеджеров крупной инвестиционной компании, беспроблемное приобретение участков в городе будет возможным лишь при наличии необходимых связей на Тверской, 13.
Подобные утверждения не лишены оснований. Так, в Постановлении говорится, что участки, «ограниченные в обороте или изъятые из него», а также зарезервированные для городских и государственных нужд приватизации не подлежат. Далее понятно: люди, «умеющие убеждать», всегда смогут добиться пересмотра статуса нужной им территории. Впрочем, злоупотребления присутствуют в любой стране и в любой сфере активной человеческой деятельности. Намного важнее то, что сама возможность купли-продажи земли, безусловно, стимулирует деловую активность в городе. В первую очередь это относится к иностранным инвесторам, которых до последнего времени сдерживала невозможность приобретения в собственность земельных участков под объектом.

КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ: КОНЕЦ МНОГОЛЕТНЕЙ ТЯЖБЫ
На сегодняшний день из 6,5 тысяч земельных участков в частной соб-ственности находится всего лишь 25. По предварительным оценкам, на сбор необходимых бумаг потребуется примерно месяц-полтора. Значит, уже в недалеком будущем каждый конкретный участок земли может обрести своего хозяина.
А с памятниками истории и архитектуры подобное уже произошло. 12 августа между Правительством Москвы и Министерством экономического развития и торговли было подписано соглашение о разграничении прав собственности между городом и Федеральным центром на объекты культурного наследия. Те из них, в которых располагаются федеральные структуры, переходят в федеральную же собственность.
Как известно, имущественный спор между московскими и центральными властями по поводу 951 здания возник еще в 2002 году. За эти годы в результате переговоров и серии судебных разбирательств количество объектов, по поводу которых стороны не смогли договориться, сократилось до 29. Теперь же определилась и их «судьба». Согласно подписанному соглашению, федеральным властям будут переданы в собственность здания, которые в настоящее время арендуются у Правительства Москвы. Последнему отойдут «объекты социально-культурного и коммунально-бытового назначения».
Какие именно здания отойдут Москве, а какие – Федеральному центру, ни в МЭРТе, ни в Росимуществе, ни в столичной мэрии не сообщили. Известно, что все они перечислены в специальном протоколе к соглашению. По некоторым данным, среди 29 «спорных» зданий нет ни одного, в котором бы располагались федеральные органы власти или иностранные посольства. Значит, все эти объекты перейдут в собственность Москвы, и, в конечном счете, получается, что столица выиграла имущественный спор. Так ли это на самом деле, сказать сложно – ни подтвердить, ни опровергнуть подобную информацию попросту нечем. Впрочем, кто в данном случае «победил», не принципиально. Главное, что долгий спор наконец-то закончился «мировым соглашением», что, безусловно, окажется полезным всем его бывшим участникам. Уже потому, что в преддверии больших выборов 2007-2008 гг. излишние «линии напряжения» во взаимоотношениях никому не нужны.

ПалаткаРЕКВИЕМ ПО ПАЛАТКАМ
Этим летом определилось будущее «объектов мелкорозничной торговой сети». Проще говоря, автомагазинов, прицепов-«тонаров», «стационарных» палаток, киосков и иже с ними. Не в последнюю очередь они оказались «обречены» из-за собственной многочисленности. Расплодившиеся сверх всякой меры, они ничего не дают москвичам, а лишь портят облик города – таков был лейтмотив выступления на одном из июльских заседаний столичного правительства первого заместителя мэра Москвы Владимира Ресина, в итоге вынесшего весьма суровый вердикт: «Пора приговорить палатки». Срок – до конца будущего года. Хотя глава Департамента потребительского рынка и услуг Владимир Малышков просил для этого в два раза больше, то есть до конца 2009 года.
Впрочем, успеют ли городские власти справиться с палатками даже за три года – еще вопрос. Прежде всего, само понятие «объекты мелкорозничной сети» трактуется, в том числе и самими чиновниками, очень широко. Помимо обычных палаток и «тонаров», к данным объектам относятся и торговые автоматы, и так называемые остановочно-торговые модули (проще говоря, киоски, встроенные в конструкцию остановок общественного транспорта), и, наконец, зимние елочные базары и летние бахчевые развалы. И если «обоями и унитазами», как выразился Владимир Ресин, спокойно можно торговать в обычных магазинах, то в случае с арбузами, дынями и елками (за исключением разве что пластиковых) делать это будет как минимум проблематично. Хотя бы из-за сезонного характера самой торговли.
Далее, свято место пусто не бывает. Хорошо известно, что торговые палатки, они же – пресловутые «комки», возникли в начале 90-х гг. прошлого века, когда «обычная» торговля переживала не самые простые времена. Многие магазины тогда меняли своих собственников, а также ассортимент продукции. Иногда – не один раз. И вчерашний гастроном после переделки «на скорую руку» мог превратиться в магазин «элитной» сантехники непонятного производства. Короче, палатки здорово облегчали жизнь москвичам, которые могли купить буквально за углом не только «мелочевку» типа пачки сигарет или чипсов, но и кое-что посущественнее.
В принципе ту же самую роль играют «мелкорозничные объекты» и в наши дни. Конечно, столичная торговля в целом стала намного цивилизованнее, во многих магазинах можно не только приобрести все необходимое, но и воспользоваться различными услугами (отпечатать фотографии, починить браслет от часов и пр.). С другой стороны, торговые заведения нельзя разместить «в шаговой доступности» абсолютно для всех горожан. Проще говоря, возле каждого дома магазин не построишь. А палатку поставить можно. Содержание и обслуживание «тонара» или киоска требует меньших издержек, нежели магазина. В общем, преимущества мелкорозничной торговли очевидны, и нет необходимости их все перечислять. И приведенный в исполнение «приговор палаткам» создаст, что также очевидно, значительные неудобства многим горожанам.
Правда, городские власти не собираются удалять с улиц все объекты мелкорозничной торговли. Исключение сделано для киосков, торгующих мороженым, цветами, газетами, а также, согласно одному из постановлений Правительства Москвы, принятому в конце апреля, «расположенных в местах, где не хватает стационарных торговых заведений». Например, в парках и зонах отдыха. В последнем случае разрешение на установку палаток дают префектуры по представлениям районных управ. Следовательно, у предпринимателей появляется возможность согласовать вопрос об установке палаток в «индивидуальном порядке». Тем более что само понятие «недостаток» в данном случае может трактоваться очень широко.
Правда, с 1 января будущего года право на установку торговых палаток будет предоставляться на конкурсной основе. А до этого срока все объекты мелкорозничной торговли будут проверены – в том числе и насчет соблюдения условий по их целевому использованию. Сегодня в 684-х киосках никакой торговли не ведется, зато там установлены игровые автоматы.
Кстати, неоднократные и не слишком успешные (по крайней мере, пока) попытки обуздать игорный бизнес дают повод задуматься и об исходе кампании против «ларечников». В обоих случаях живучесть «объектов борьбы» обеспечивается не столько предложением, сколько спросом. То есть «однорукие бандиты» будут существовать ровно до тех пор, пока есть много желающих «просадить» на них свои деньги. Точно так же и мелкорозничная, то есть фактически уличная, торговля «проживет» до тех пор, пока у нее останется свой покупатель. А он останется еще очень долго: в полночь не побежишь в круглосуточный супермаркет, расположенный в соседнем квартале. В общем, никакое, даже самое продуманное административное решение не в состоянии справиться с «неудовлетворенным» спросом. Примеров тому из нашей недавней (и давней тоже) истории можно привести великое множество. Возможно, именно поэтому «приговор», вынесенный «объектам мелкорозничной торговой сети», не стал смертным.

Юрий МИТРОПОЛЬСКИЙ

Copyright © 2006 Москва и москвичи. All rights reserved.