Журнал для тех, кто любит Москву
Журнал выпускается совместно с Комитетом по культурному наследию
г. Москва
Мы пишем летопись столицы!
   •    СТОЛИЧНЫЙ БРЭНД

КОЛБАСА, ПОХОЖАЯ НА СЧАСТЬЕ

24 января 2006 года в Государственном Кремлевском Дворце состоялось вручение высшей общественной награды Российской Федерации в сфере производства продовольствия «За изобилие и процветание России». В номинации «Лучший Российский брэнд» высшую награду получила фирма «Мортадель».
Компания «Мортадель» основана в 1991 году в Пушкинском районе Московской области. 15 лет работы принесли фирме признание более миллиона россиян, регулярно потребляющих ее продукцию, завоевавшую 150 золотых и серебряных медалей, 24 диплома высшего качества и 8 Гран-при на самых престижных выставках.
Сегодня на предприятии работают 1500 сотрудников, налоговыми выплатами фирмы на 1/4 наполняется бюджет Пушкинского района.
Свыше 400 наименований ассортимента с маркой фирмы «Мортадель» — колбасы, мясные деликатесы, полуфабрикаты, выпечки, кондитерские изделия – это продукция премиум-класса. Кредо фирмы, ее философия предельно просты: быть лучше всех! «Мы не делаем секрета из технологий, ведущих к высокому качеству, — говорит президент фирмы Николай Агурбаш. — Никаких искусственных добавок – все только натуральное. Поэтому наша продукция по карману всем, кто думает о своем здоровье».

«Где у колбасы начало – и где конец?» — задавались вопросом любопытные советские люди, жившие во времена, когда на кухнях философствовали, поскольку нечего было поесть. Когда же, соединяя концы и начала, колбаса появилась на кухнях – из них ушла философия, и многие полагали, что колбаса как продукт питания, а не как предмет философии, возникла только в самом конце двадцатого века, а раньше ее просто не существовало. Была только, так сказать, идея-фикс. Некая всечеловеческая колбасная мечта.
Такой вывод, обусловленный хроническим недоеданием советских граждан эпохи развитого социализма, можно отбросить как несостоятельный. Колбаса, оказывается, появилась гораздо раньше: ее ели еще шумеры. Не говоря уж о древних римлянах и греках, колбасные пиршества которых описаны Гомером. И, может быть, не случайно человек, создавший фирму «Мортадель», производящую поистине пиршественные колбасы, — грек. Да и само слово колбаса греческого происхождения, образованное из двух греческих слов: коло – кишка, бас – измельчать, дробить.
Все это я узнала, едва переступив порог кабинета президента фирмы «Мортадель» Николая Агурбаша, где он только что закончил совещание со своими ведущими специалистами.

— А знаете ли вы, — продолжал он, извинившись, что параллельно с разговором со мной должен еще что-то срочно просчитать на компьютере, — как и когда колбаса появилась в России?.. При неутомимом Петре I, который выписал для колбасного дела, как и для многих других дел, немцев, открывших свои цеха в Петербурге и в Москве. Немцы безраздельно доминировали на этом рынке вплоть до начала XIX века, когда возник русский способ производства, и появилась знаменитейшая колбаса углицкая. Рецептура ее, разработанная колбасником Русиновым из Углича, делала углицкую не только необычайно вкусной, но и необычно долго сохраняемой: два года она могла лежать без каких-либо признаков порчи. Мастера из Углича составили и первое в России технологическое руководство по изготовлению русских, малороссийских, польских и литовских колбас. Рецептуры, заложенные в эти технологии, до сих пор лучшие в мире. Ведь недаром изготовленные по ним колбасы угличанин Бычков уже с середины XIX века начал успешно вывозить за рубеж, то есть экспортировать.
К концу XIX века мой почти полный тезка, Николай Григорьевич Григорьев, основал в Москве крупнейшую фабрику колбасных изделий. Вместе с «Колбасно-консервно-гастрономической» фабрикой Грачева и фабрикой Волнухина в Кадишевском переулке они почти полностью вытеснили с рынка «колбасников немцев». В конце ХХ века мы, кстати, повторили их подвиг (а вытеснение с рынка зарубежного товара и замена его отечественным – это, без преувеличения, подвиг, ибо это укрепляет экономическую мощь страны), но сейчас через торговые сети иноземные производители прорываются к нам вновь…
— Николай Георгиевич, — смогла я, наконец, задать свой первый вопрос, — а почему все же – колбаса? Не кабинет в министерстве, не кафедра в институте?.. Вон сколько вы книг написали, могли бы и писателем стать.
— Писатель, вообще художник рождается в человеке прежде него самого. Во мне же все рождалось в нормальной последовательности… Сначала я сам – затем то, что из меня получилось.
Представьте, если бы в детстве у меня спросили: «Ты что в жизни хочешь делать?» — и я бы ответил: «Колбасу!»
Кстати, в извечном русском вопросе: «Что делать?..» — главным для меня всегда был глагол делать, а уже потом — вопросительное местоимение что? Делать, делать и делать! Одно, второе, третье… Так ежедневно, без продыху что-то делая, я и пришел к непрерывному производству. Колбасным оно оказалось по стечению обстоятельств, условий, возможностей. При иных условиях и обстоятельствах оно могло быть другим.
— Так вы свой бизнес, свое дело не выбирали? Все определилось волей случая?
— Мы заблуждаемся, каждый раз полагая, будто что-то выбираем. Или выбираем кого-то. В одном случае из ста такое, конечно, бывает. Но гораздо чаще что-то или кто-то выбирает нас. Дело, дружба, любовь… Так случается у многих, у большинства. И все же, повторюсь, главное не в том, что есть на свете дело, дружба, любовь, они всегда были и будут, а в том, как ты умеешь любить, дружить, делать. Никак не умеешь – и ничто, и никто тебя не выберет.
— Ваш случай – как многих, у большинства, или — один из ста?
— Хотелось бы думать, что один из ста. Хоть далеко не всё и не всех выбирал я сам.
— Не так давно в еженедельнике «Аргументы и факты» было опубликовано интервью с художественным руководителем театра «Современник» Галиной Волчек под названием «Счастье народа – не в дешевой колбасе…»
— Я согласен с Галиной Борисовной: не в дешевой... Но и вы со мной, думаю, согласитесь: в колбасе подороже, вкусной, качественной – что-то все же есть, похожее на счастье.
Меня не нужно убеждать в том, что не хлебом единым жив человек. Не колбасой. Без духовных усилий мы, разумеется, не возродим Россию, которая и понимается россиянами, в том числе и мной, русским человеком греческого происхождения, прежде всего как территория духа. В этом наша сила – и в то же время слабость.
— Почему слабость?
— Потому что одержимые некой особой русской духовностью, мы пытались — и до сих пор еще пытаемся — реальные категории преобразовывать в метафизические. Голод, холод – это нам, вроде, нипочем. Это нас не унижало, как всех остальных нормальных людей, пытавшихся избавиться от голода и холода, а как бы даже возвышало. Вот мы какие! Ничего нам не надо – лишь бы чистый дух над чистым холодом витал! Spiritus без никаких примесей, ничем материальным не замутненный…
Парадокс: даже будучи коммунистической и вроде бы исповедуя марксизм, Россия так и не приняла Маркса. Скучный немецкий еврей, который все про товар да деньги. Нам для размашистого полета души своих подавай: Соловьева, Леонтьева, Бердяева. С поющим, как говорил Иван Ильин, сердцем. Хотя то, что проповедовал Ильин, один из тончайших русских религиозных философов, мне близко. Вот послушайте, — оторвался от компьютера все более удивляющий меня бизнесмен. — «Есть только одно истинное счастье на земле — пение человеческого сердца. Если оно поет, то у человека есть почти все; почти, потому что ему остается еще позаботиться о том, чтобы сердце его не разочаровалось в любимом предмете и не замолкло».
— Странно слышать такое от…
— Ну, договаривайте… От «колбасного короля», как меня называют в желтой прессе?.. Но ведь женат я не на «колбасной королеве», а на артистке. Причем, на заслуженной: недавно моей жене Анжелике присвоено звание заслуженной артистки Белоруссии. Она блестящая певица. Изумительная женщина. Скажу больше: пока я не встретил ее, не полюбил, я не знал, что такое поющее сердце. Читать про это читал, а знать не знал. Теперь знаю.
— И тем не менее, исповедуете марксизм?
— Одно другому не мешает. Я никогда не был коммунистом, но всегда – марксистом.
Маркс – величайший философ. Основополагающий. Он в самом завихренном сознании способен все расставить по своим местам. Что и в моем сознании неоднократно происходило и происходит. Если бы не было Маркса, я не стал бы тем, кто я есть. Я имею в виду себя в деле, в бизнесе, а не в душе. То есть, не зная сформулированных Марксом непреложных экономических законов, вряд ли я смог бы построить на пустом месте современное, конкурентоспособное производство, создать свое дело.
— Николай Георгиевич, а существует ли что-нибудь, что главнее дела? Или, если спросить иначе: что же все-таки важнее колбасы?
— Способ, которым каждый из нас на свой кусок колбасы зарабатывает. Или, если ответить иначе: мораль.
Проблема сегодняшней России – это прежде всего проблема морали, а уже потом – экономики. Безнравственность правит бал в обществе, которое, словно бы повторяя древнюю историю Руси, все больше становится междоусобным. Только междоусобные войны ведутся сейчас не по границам княжеств или национальных образований, а по границам кланов и интересов. Государственный интерес по всем направлениям сдает свои позиции под напором интереса личного. Точнее, даже не личного, а шкурного. Вот, к примеру, кто и для чего лоббирует вхождение на российский рынок торговых сетей западного образца, коммерческая политика которых неизбежно приведет к разорению отечественных предприятий малого и среднего бизнеса? В чьих интересах это делается? В чьих угодно, но только не в интересах собственной страны.
Неправда, что деньги – категория заведомо аморальная. В деньгах, в бизнесе, в богатстве, как и во всем другом, мораль может быть – и может отсутствовать. Если ты богатеешь не только для себя, но и для общества, для государства, которое и твоими усилиями, пусть маленькими, становится богаче и сильнее, твои устремления не расходятся с моралью. Но у нас-то богатеют не от любви к стране, а словно бы от ненависти к ней, отрывая от нее все, что можно оторвать… Богатеют не от радости жизни, а от страха, пытаясь защитить себя деньгами, самосохраниться.
Государственная идеология, выработанная во времена СССР, рухнула. Мы живем в ее руинах, в ее пыли, не видя пока даже очертаний того, что хотели бы построить взамен. Предполагалось, что коммунистические постулаты заменятся постулатами православия — но не получается. Русская православная церковь, да простят меня ее иерархи, слаба, не восстановилась еще после опустошительного большевистского нашествия. Да и паства хороша… Не знаю, как вы, а я не могу смотреть на лица атеистов, изображающих в храме христиан. Их, по сути язычников, тянет к огню, и единственное, на что способны они в храме ,– свечку поставить. Догадайтесь с трех раз, за кого?
— Не трудно догадаться. За себя, за кого же еще…
— Вот-вот… И хотел бы я пожать руку тому, кто хоть одну свечку поставил за здравие всех нас. За здравие той самой матушки России, в любви которой публично клянутся, бия себя в грудь.
— Скажите, а вот полуторотысячная голубиная стая на вашей фирме не из-за того ли, что голубь – божья птица, изображаемая в храмах с пальмовой ветвью в клюве?
— Всякая птица – божья. Мои голуби — из юности, из детской любви. Я занимаюсь только тем, что люблю. Вне зависимости от того, приносит это прибыль, или убытки.
Любовь вообще-то, хоть Маркс про это и не писал, вещь нерентабельная. Но она приносит неосязаемую прибыль. От которой дух захватывает. Настолько большую, что хоть всю жизнь ее считай – не подсчитаешь.
— Последний вопрос: как вы все успеваете? Работать, читать, думать, писать научные труды, любить, боксировать, разводить голубей?..
— Как успеваю?.. Просто. Мне сейчас 50 лет — и я каждое утро 50 раз отжимаюсь от пола. Будет мне 100 лет – буду 100 раз отжиматься.

Галина ПЕТРОВА

Президент фирмы «Мортадель» Николай Агурбаш – выпускник МГУ, кандидат экономических наук. Работал главным экономистом в Госкомстате РСФСР, в Госагропроме. Автор многих работ по проблемам развития малого бизнеса. Действительный член международной Академии менеджмента. По итогам Российского конкурса «Менеджер года» не раз признавался лучшим менеджером России. Награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством».
Увлечения: бокс, голуби, шоу-бизнес.

Copyright © 2006 Москва и москвичи. All rights reserved.