Журнал для тех, кто любит Москву
Журнал выпускается совместно с Комитетом по культурному наследию
г. Москва
Мы пишем летопись столицы!
   •    КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ

ЖЕМЧУЖИНЫ ПОВАРСКОЙ СЛОБОДЫ

Одно из важнейших отличий столицы от обычного большого города – присутствие дипломатического корпуса. По традиции многие посольские резиденции и представительства иностранных компаний занимают лучшие московские особняки, которые являются объектами культурного наследия, а значит, и предметом особой заботы государства. Государство в данном случае представляют ГлавУпДК при МИД России и Москомнаследие, чья совместная работа по сохранению уникальных исторических памятников год от года приобретает все более продуктивный характер.

Традиции отечественной дипломатии уходят своими корнями к периоду становления государства российского. Усиление Москвы как столицы русских земель, ее стремление войти в мировую жизнь превращало город в центр внешних связей. С середины ХVI века международные контакты настолько увеличились и усложнились, что возникла необходимость в создании единой дипломатической службы, и в 1549 был создан Посольский приказ.
Первоначально для послов не было определенных мест проживания, и они останавливались в частных домах, но уже через семь лет после начала работы Посольского приказа, Иван Грозный передает отдельное здание на нынешней улице Варварка английским дипломатическим и торговым представителям. Можно сказать, что этот дар царя положил основу деятельности учреждений, которые занимаются обеспечением официальных миссий. После того как Петр I перенес столицу в Санкт-Петербург, иностранцев в городе меньше не стало. Во-первых, Москва по-прежнему оставалась крупнейшим центром международной торговли, а во-вторых, посольские делегации разных стран часто останавливались здесь, особенно когда в Первопрестольную прибывал императорский двор.
После того как к власти в России пришли большевики, Москве был возвращен столичный статус. В августе 1921 года (в этот период в городе работало 20 иностранных миссий) Владимир Ленин подписал декрет Совнаркома о создании Бюро по обслуживанию Иностранцев (Бюробин). Ему было выделено 38 особняков. Именно Бюробин стало предшественником ГлавУпДК при МИД РФ.
Сегодня услугами этой организации пользуются 138 посольств, более 20 представительств международных организаций, 230 корпунктов СМИ и свыше тысячи иностранных компаний. Особняковый фонд ГлавУпДК насчитывает 91 строение, являющееся объектами культурного наследия. Среди них 35 памятников регионального значения и 25 выявленных памятников. Это бывшие усадебные комплексы, сохранившиеся с большинством построек, или главные дома усадеб, или особняки, имеющие небольшую территорию, окруженную современной застройкой.
Многие из этих зданий уже давно перешагнули свой 100-летний юбилей и как памятники архитектуры нуждаются в серьезной реставрации. Кроме того, как действующие объекты они должны соответствовать тем требованиям, которые сегодня предъявляются к инженерным коммуникациям с учетом модернизации инженерных систем, отвечающих современным требованиям. Решение этих задач — очень трудоемкий и затратный процесс. Однако ГлавУпДК и Москомнаследие накопили большой опыт в проведении подобных работ. За последние годы заключены охранные обязательства по 48 владениям, каждое из которых включает несколько строений. В большинстве своем это образцы зодчества эпохи модерна (конца XIX – начала XX веков). В период с 1996 года отреставрированы такие памятники как «Особняк Морозовой» на Спиридоновке, д. 17; «Дом Волковой» и «Дом Львова» в Леонтьевском д. 4, и Спасопесковском д. 8 переулках; «Дом Ермолова» на Пречистенке, д. 20; «Особняк Миндовского» на Поварской, д. 44; «Дом Кекушевой» на Остоженке, д. 21 и другие. А не так давно были отреставрированы еще два объекта культурного наследия. О них далее и пойдет речь. Эти обновленные памятники находятся в самом центре Москвы — в районе, который когда-то занимала Поварская слобода.

ИСТОРИИ ЗЕМЛЯНОГО ГОРОДА
Этот район начал формироваться еще в XII-XIV веках. Нынешняя Поварская улица была частью Земляного города и одновременно являлась важной торговой дорогой от Кремля к Великому Новгороду. В тот период здесь возникло несколько дворцовых, так называемых «кормовых» слобод, обслуживающих царскую семью. Их обитатели дали название Поварской улице, Хлебному, Скатертному, Ножовому, Столовому переулкам. В этих местах была и Вознесенская Сторожевая слобода, в которой селились дворцовые сторожа. Постепенно оживленное движение перемещается на Волоцкую дорогу (ныне Большая Никитская улица), но цари и вельможи продолжали ездить в Новгород по Поварской.
При Иване Грозном территория Москвы была поделена на земщину и опричнину. В опричные владения царя Ивана кроме Чертолья (нынешний Гоголевский бульвар и его окрестности), Арбата с Сивцевым Вражком вплоть до Дорогомилова, левой (нечетной) стороны Никитской улицы с Моховой горкой вошла и Поварская Слобода. В этот период кроме простого люда здесь начинают селиться княжеские и боярские семьи.
Во второй половине XVII века, во времена царя Алексея Михайловича, здесь стояло около 350 дворов. При Петре I Поварскую слободу упразднили и улицей полностью завладела родовитая знать. Достаточно сказать, что у Борисоглебского переулка стоял двор сестры Петра I царевны Натальи Алексеевны, а вокруг него 12 дворов офицеров. После пожара 1812 года селиться в этом районе стало по карману только богатым людям, и Поварская превратилась в одну из самых аристократичных улиц Москвы, сохранив этот статус вплоть до 1917 года. Здесь обосновались знатнейшие фамилии: Шаховские, Колычевы, Милославские, Грибоедовы, Гагарины. Здесь бывал Пушкин, жил Лермонтов.
В конце XIX – начале XX веков рядом с «дворянскими гнездами» стали появляться доходные дома и особняки наиболее преуспевших представителей буржуазии. Строительство вели выдающиеся московские архитекторы Жилярди, Бове, Каминский, Соловьев, Клейн, Кекушев, братья Веснины и др. В этих переулках открывается множество музыкальных школ, театральных студий. Здесь селятся музыканты, артисты, писатели, ученые, врачи. Дома этого района видели многих выдающихся людей. Здесь жил великий физиолог Тимирязев, создатель целой школы психиатров Ганнушкин, один из отцов русской авиации Неждановский, творили композиторы Скрябин и Ментер, обдумывал свои труды философ Федоров, ставил спектакли Станиславский, писали Вересаев и Бунин.

ОТ КУТЕЖЕЙ К ЛИТЕРАТУРНОМУ САЛОНУ
Первый дом, о котором пойдет речь в этой статье, находится во владении № 9 по Поварской улице. Менее чем через год после того как французы покинули Москву, уже осенью 1813 года, в городской квартирной книге появляется запись о вновь отделанном доме во владении некоего Черткова. А первым примечательным посетителем этого особняка был могущественный временщик Аракчеев, заезжавший в гости к своей фаворитке Варваре Петровне Пукаловой – жене синодального обер-прокурора. Устраиваемые ею ночные кутежи гремели на всю Москву. В 60-е годы веселая жизнь сменилась учеными занятиями: в доме поселился библиофил Петр Васильевич Щапов, чье богатое книжное собрание после его смерти украсило Румянцевский музей. С 1873-го по 1892-й особняком владел купец Давид Абрамович Морозов, а после перепродал его Елизавете Дмитриевне Боткиной (в замужестве Дункер) – племяннице Афанасия Фета и дочери известного предпринимателя и коллекционера Дмитрия Боткина. После свадьбы Елизаветы Дмитриевны Фет посвятил ей такие строки:
На юность озираясь вновь, и новой жизнью пламенея,
Ура! и я хвалю любовь, и пышный факел Гименея!
Супруг – инженер Константин Дункер решил существенно перестроить дом, пригласив для этого известного московского архитектора Ивана Сергеевича Кузнецова, ранее работавшего в мастерской Франца Шехтеля. Он кардинально изменил общую композицию здания, сместив влево парадный вход и сделав ряд пристроек. В частности, к зданию была пристроена высотная часть, занятая парадным вестибюлем с лестницей и кабинетом, оформленным в духе неоренессанса. Мраморная парадная лестница получила отделку монументальными ордерными элементами, имитирующими входы итальянских палаццо. Деревянная отделка появилась у кабинетов и столовых — излюбленный прием в архитектуре модерна. В доме были устроены водяное отопление, электричество и лифт – большая по тем временам редкость.
К работам над интерьерами особняка был привлечен Михаил Врубель. Летом 1893 года художник пишет сестре: «Я получил довольно большой заказ: написать на холстах три панно и плафон на лестницу (дома) Дункер, женатого на дочери известного коллекционера Дмитрия Петровича Боткина, работа тысячи на полторы, что-нибудь относящееся к эпохе Ренессанс и совершенно на мое усмотрение». Позже, накануне революции, плафоны оказались в собрании Рябушинских. А после национализации частных коллекций поступили в Центральное отделение Государственного музейного фонда. В 1927 году благодаря настоятельным просьбам директора Западно-Сибирского Краевого музея Федора Мелехина их передали в Омск, на родину художника.
После смерти супруга Елизавета Дмитриевна вновь вышла замуж, и в 1910 году продала дом Осипу Цетлину. Семье Цетлиных особняк обязан новым барочным фасадом, сделанным архитектором Адольфом Зелигсоном. Также, по проекту Зелигсона, была выполнена красивейшая часть здания – голубая гостиная с зимним садом. Стены этого помещения украшены тонким лепным декором в виде женских головок в овальном обрамлении, изображениями женских фигур с детьми и растительными орнаментами, навеянными мотивами эпохи Возрождения.
Вскоре об этом доме начинают говорить как о «самом утонченном из русских литературных салонов». У сына Цетлиных, Михаила, творившего под псевдонимом Амари, бывали в гостях Волошин и Цветаева, Мандельштам и Маяковский, Бенуа, Серов и Добужинский... Осенью 1917 года особняк захватили анархисты, которых выбили из него только в апреле 1918-го. Позже здание занимали различные советские учреждения, а в 1950 году его передали под размещение посольства Судана.

УНИКАЛЬНЫЕ НАХОДКИ
Время от времени в особняке производились различные ремонты, но комплексная его реставрация началась только в 2002 году. Масштабным работам предшествовали историко-архитектурные исследования, которые проводились ЦТРК «Преображенское» (директор И. К. Русакомский). Кроме того, составлялась инвентарная ведомость декоративных элементов отделки интерьеров.
В парадной столовой в рамах антресольного яруса выявлена декоративная отделка внутреннего заполнения дубовых рам – гладкий фон оливкового цвета с бронзовым порошком, имитирующим шелковую ткань. В нижних рамах – крупный рапорт из стилизованных виньеток с пальметтами, выполненный по трафарету – альфрейная масляная живопись, имитирующая набивной рисунок по ткани.
В процессе производства работ в туалетной комнате под деревянным порталом в верхней части стены был обнаружен фрагмент характерной для модерна полихромной живописи с растительными мотивами. Она была выполнена маслом зеленовато-охристого колорита с введением ярких бордовых, зеленых, сиреневых цветов в рисунках.
Парадные помещения сохранили отделку из ценных пород дерева. Дошли до нас мраморные подоконники, деревянные кессонированные потолки конца XIX века, подлинный, отделанный деревом камин. Мало пострадали деревянная лестница на антресоль с ограждением из балясин и витражное окно в ванную комнату с деревянным наличником. Первоначальные обои, в том числе из плотной бумаги с глянцевым покрытием, имитирующие тисненую кожу, были найдены в парадном кабинете, гардеробной, туалетной, вестибюле. В ванной комнате сохранилась облицовка керамической плиткой с полихромным фризом с кувшинками.
Проведенные исследования дали богатый материал, позволивший поставить вопрос о проведении комплексной реставрации всех помещений с восстановлением материалов и цветовой гаммы стен и потолков, настенных росписей, дверей и лестниц, подоконников, реставрацию и воссоздание паркетов.
Автором проекта выступила реставратор высшей категории Н. Е. Карташова со своим коллективом ООО «Бонарх», а генподрядчиком — ООО «СМК-165» (генеральный директор В. В. Иванов). Сложность состояла в том, что необходимо было не только полностью заменить инженерные сети, но и укрепить саму конструкцию здания, при этом сохранить и максимально раскрыть художественные достоинства памятника, которые, несмотря на неоднократные переделки и утраты, были довольно высоки.
Все, кто работал над этим проектом, — сотрудники Москомнаследия, УпДК при МИД РФ, исследователи, художники, архитекторы, лепщики — прекрасно знали, что в реставрации на полдороге не останавливаются, и все те детали, которые казались незначительными, при окончательной отделке становятся важными. К счастью, и представители заказчика с пониманием отнеслись к увеличению объема работ и как следствие к удорожанию реставрации.
Сегодня особняк преобразился. Большую ценность представляют парадные интерьеры вестибюля, кабинета, столовой и такие редко встречающиеся помещения, как уникальные гардеробные и ванные комнаты. Этот необычный дом не только демонстрирует смену вкусов его владельцев, но и может служить учебником архитектуры XIX-XX веков.
Сейчас здесь располагается посольство Кипра. Посол этой страны в интервью журналу «Салон» так охарактеризовал свое впечатление от особняка: «Этот дом очень красивый, когда я только приехал, он выглядел как музей...», и далее: «...хотелось бы использовать дом гораздо больше. Устраивать здесь выставки, приглашать молодых художников и музыкантов. Организовать здесь что-то вроде салона, чтобы дом мог функционировать не только как посольство».

ЗАГАДКИ РУССКОГО НЕОКЛАССИЦИЗМА
Недалеко от здания на Поварской, в соседнем переулке расположился еще один уникальный памятник. На пересечении Хлебного и Малого Ржевского переулка стоит небольшой комплекс из трех зданий. Это городская усадьба одного из братьев Тарасовых, известнейших екатеринодарских купцов
1-й гильдии, – Михаила Аслановича (Афанасьевича) Тарасова.
Главный дом усадьбы был выстроен в 1909-1910 годах по проекту инженера Михаила Гейслера. Интересно, что Гейслер никогда не считал себя архитектором. Он был владельцем солидной строительной конторы. Возможно, его компания выступала лишь как генподрядная организация. Дело в том, что, судя по фотодокументам 1910 года, существующая планировка, а также декоративное оформление уличных фасадов здания значительно отличаются от проектных чертежей, которые в свое время подписывал Гейслер. Поэтому ряд исследователей полагают, что настоящий автор здания — Карл Грейнерт. Последний не входил в число наиболее модных московских архитекторов, но тем не менее ему удалось оставить городу несколько особняков, доходных домов и зданий, выстроенных для различных учреждений. Кроме того, Грейнерт активно преподавал, читая лекции в Строгановском училище, в 1-м Московском среднем строительно-техническом училище Приорова и на Женских техническо-строительных курсах. Увлеченность Грейнерта неоклассицизмом также позволяет специалистам предположить, что истинный автор здания именно он.
Фасады двухэтажного, частью трехэтажного с подвалом и антресолями кирпичного главного дома городской усадьбы, сохранили первоначальную композицию и декоративную отделку в формах неоклассицизма начала ХХ века, с многочисленными стильными деталями (вазоны, размещенные в эдикулах, маскероны, гирлянды, лепные фризы и пр.). Основные оси фасадов акцентированы балконами; в уступе южного дворового фасада устроена терраса, антаблемент которой поддерживается спаренными колоннами ионического ордера.
Начало прошлого века – время зарождения новых концепций, которые ознаменовали поиски качественно нового архитектурного языка. Стилизации этого периода отличаются единством и экспрессией форм, взглядом на национальную историческую архитектуру глазами художника того времени, трансформацией архитектурных форм согласно новым композиционным приемам, когда приветствовалась не буквальная передача внешнего облика, а стремление уловить «дух» старинной архитектуры. Отбор наиболее выразительных средств, трактовка отдельных форм, приемы композиции – все в неоклассике было продиктовано новыми эстетическими критериями, подспудно связанными с модерном.
Из оценочной описи 1914 года известно, что подвал и первый этаж занимала квартира домовладельца Михаила Тарасова, состоявшая из 12 комнат. На втором и третьем этажах находилась квартира некоего господина Бера. В здании до сих пор сохранилось два входа: из Малого Ржевского переулка – парадный вход в квартиру домовладельца, и из Хлебного переулка – вход в квартиру на втором этаже. Также на первом и втором этажах сохранилась историческая планировка с анфиладами парадных помещений и жилой зоной. После революционных событий 1917 года в усадьбе разместился «комиссариат по польским делам» в составе народного комиссариата по делам национальностей. Позже знания были отданы детскому дому и, наконец, бельгийской миссии.

ВОЗВРАЩЕНИЕ КРАСОТЫ
В 2003-2005 годах по техническому заданию ГлавУпДК и реставрационному заданию Москомнаследия в усадьбе Тарасова были проведены комплексные ремонтно-реставрационные работы. Предварительные исследования показали, что первоначальная внутренняя планировка не претерпела изменений. По большей части сохранилось и декоративное убранство, которое представляло собой значительную архитектурно-художественную ценность. Так в оформлении первого этажа использованы лепные фризовые композиции на античные сюжеты в вестибюле парадной лестницы; двупольные филенчатые двери с резными украшениями; дубовые панели в оформлении стен парадного вестибюля и парадной столовой; лепные и живописные потолочные плафоны, кессонированный потолок в одном из помещений. Отделка квартиры на втором этаже более скромная (двупольные филенчатые двери, лепные потолочные плафоны и карнизы). В то же время имелись утраты, необходима была реставрация деревянных элементов, лепнины, росписей. Кроме того, так же, как в доме на Поварской, в этой усадьбе необходимо было проложить новые инженерные коммуникации.
Главным архитектором проекта реставрации стал заместитель начальника мастерской № 13 «Моспроекта-2» А. А. Бернштейн. Генподрядчиком выступила Международная строительно-промышленная ассоциация «Моссиб» (генеральный директор Б. А. Портнов). В результате восстановительных работ была проведена реставрация фасадов всех трех строений, а также интерьеров главного дома Усадьбы: дубовой лестницы на второй этаж, входных тамбуров, лепных потолков первого и второго этажей, живописи и барельефов на стенах и потолках. В частности, на первом этаже большую сложность представляла реставрация живописных плафонов. С них необходимо было удалить поверхностные загрязнения, прошпаклевать трещины, укрепить грунт, красочный слой и лак на холстах, воссоздать утраченные фрагменты росписей в кессонах и раскрытие росписи «Времена года» в угловых картушах. Также была проведена реставрация дубовых панелей, облицовки стен, фурнитуры окон и дверей первого и второго этажей, по эскизам начала ХХ века воссоздан паркет, воссоздана и основная цветовая гамма интерьеров. Отреставрированы также металлические решетки ограждения кровли и окон подвала, оград, калиток и ворот.
Усилиями реставраторов за довольно короткий срок этому, малоизвестному до последнего времени, памятнику возвращены красота и молодость. Сегодня его жизнь продолжается. В настоящее время здесь располагается одна из британских компаний.

Лидия МИШАРИНА, начальник Управления контроля за сохранением и использованием объектов архитектуры и истории и организации экспертизы документации по сохранению объектов наследия Москомнаследия

Copyright © 2006 Москва и москвичи. All rights reserved.