Журнал для тех, кто любит Москву
Журнал выпускается совместно с Комитетом по культурному наследию
г. Москва
Мы пишем летопись столицы!
   •    городское хозяйство

АЛЕКСАНДР СТРАЖНИКОВ: "ОБИЖАТЬ МОСКВИЧЕЙ МЫ НИКОМУ НЕ ПОЗВОЛИМ"

На вопросы заместителя главного редактора МиМ отвечает начальник Государственной жилищной инспекции г. Москвы, доктор технических наук. профессор.

— Александр Матвеевич! Для начала давайте определим сферу и масштабы деятельности возглавляемой Вами структуры. С одной стороны, у нее «говорящее название», с другой – размеры нашего мегаполиса, количество жителей в нем делают это название несколько «размытым». Итак, что входит в сферу компетенции Государственной жилищной инспекции г. Москвы?
— Полномочия Государственной жилищной инспекции сформулированы в Положении, утвержденном правительством Москвы. Это надзор за техническим состоянием жилого фонда, за соблюдением нормативов и стандартов в области содержания и ремонта зданий, за предоставлением проживающим в них людям коммунальных услуг в соответствии с предъявляемыми требованиями. В общем, сложно даже назвать хоть один вопрос из области жилищной политики и ЖКХ, который «выпадал» бы из поля зрения нашей инспекции.
— Очевидно, что в таком случае сложно обойтись без взаимодействия с энергетиками, «коммунальщиками», иными городскими службами. Каким образом организовано это взаимодействие?
— Начну с цифр. Только за прошлый год мы получили от москвичей 25704 обращений и жалоб. Каждая из них, будь то по поводу состояния кровель, работы систем теплоснабжения или лифтов, связана, что очевидно, с деятельностью целого ряда организаций. В рассмотрении каждого из обращений граждан, каждого из затронутых ими вопросов участвуют представители этих структур. Так происходит «разбор полетов» по каждой полученной нами жалобе, каждой конфликтной или аварийной ситуации. Короче говоря, в каждом отдельном случае формируется коллегиальное мнение представителей всех заинтересованных сторон.
Понятно, что во многих случаях, как говорится, у каждого «своя правда». Но Государственная жилищная инспекция, будучи надзорным органом, в своей деятельности руководствуется положениями Жилищного кодекса РФ, а также Кодекса об административных правонарушениях, где четко прописано, кто, за что и в каком размере несет ответственность. Так что взаимодействие нашей инспекции со всеми службами городского хозяйства организовано по известному армейскому принципу: «не умеешь — научим, не хочешь – заставим». Все решения, повторю еще раз, принимаются коллегиально, но их невыполнение влечет за собой значительные финансовые санкции, размеры которых определены федеральным и городским законодательством.
В прошлом году мы привлекли к ответственности 12100 юридических и 64 должностных лиц, а также 316 граждан.
— Александр Матвеевич, многие москвичи в повседневной жизни сталкивались с сотрудниками ДЕЗов, «Мосэнерго», «Мосгаза», «Мослифта», иных подобных служб, а жилищного инспектора могли и в глаза не видеть. Наверное, само по себе это неплохо: любой контроль, в том числе и за эксплуатацией жилого фонда, не должен быть излишне навязчивым. И в то же время возникает вопрос о механизме подобного контроля. Каковы его особенности?
— Существующая система достаточно демократична. Проходит плановая проверка, или же инспектор прибывает на место происшествия. Если факты подтверждаются, то составляется предписание со сроками исполнения, подписывается обеими сторонами. Если же установленные сроки не выдерживаются, то существует определенная федеральным законодательством процедура: составляются акт о неисполнении предписания, протокол и постановление о привлечении к ответственности.
Конечно, мы работаем не в одиночку. Как известно, по Конституции РФ любое жилище неприкосновенно. Беспрепятственно войти в него могут лишь представители весьма немногочисленных организаций. Наши инспектора в их число не входят. Однако существует механизм получения доступа в жилище по решению суда. И мы во многих случаях добиваемся исполнения наших предписаний с помощью судебных приставов.
— Чтобы читателям было понятнее, давайте рассмотрим конкретный пример. Собственник жилья еще в 2000 году в ходе ремонта снес в своей квартире несущую стену. В результате не далее как этой осенью у соседей сверху просел пол (технические детали мы опускаем), им пришлось делать внеплановый ремонт. Обращения к главному инженеру Товарищества собственников жилья, а также в соответствующие муниципальные органы ни к чему не привели. Вопрос: что теперь делать этим людям, и на какую помощь со стороны Московской жилищной инспекции они могут рассчитывать?
— Думаю, из моих предыдущих ответов Вы уже поняли, что в распоряжении Государственной жилищной инспекции достаточно средств добиться исполнения собственных предписаний и, соответственно, норм действующего законодательства. Нет у нас и недостатка в нужной информации. И если кто-либо затеял перепланировку квартиры без разрешения, или в ходе ремонта допустил серьезные нарушения, снес несущую стену, как в приведенном Вами примере, то мы заставим нерадивого жильца вернуть все в первоначальное состояние.
Правда, есть один важный момент, на который хотелось бы обратить особое внимание. Известно, что жилье у нас может быть либо в собственности, либо в найме. И если ремонт начинает наниматель, то меры в случае выявления неких нарушений должен принимать собственник квартиры или здания, привлекая в случае необходимости жилищную инспекцию.
Что же касается собственников, то они сами отвечают за соблюдение всех существующих правил. И если один из них нарушает права остальных, то обращаться надо не в жилищную инспекцию, и тем более не к мэру Москвы, а в суд, привлекая нас как третье лицо на своей стороне. То есть собственники жилья должны научиться самостоятельно защищать свои права и законные интересы. Мы, со своей стороны, готовы им в этом помочь. Но именно помочь, а не выполнять несвойственные нам функции только потому, что кто-то не знает законов или попросту боится испортить отношения с соседями.
— А не слишком ли громоздким получается описанный Вами механизм? Пока суд рассмотрит дело, вынесет свое решение, пока сотрудники инспекции осмотрят квартиру, составят акты, предписание и прочее, «незаконный» ремонт уже закончится. И нерадивые жильцы снова начнут досаждать соседям, приводя свою квартиру в первозданное состояние… Может быть, соответствующие процедуры следовало бы упростить? А может, просто ужесточить санкции?
— Согласен, с точки зрения «пострадавшей» стороны существующая система излишне сложна. Но любое принуждение должно иметь правовое обоснование. Нельзя дать кому бы то ни было возможность входить в чужую квартиру, не обеспечив соответствующих гарантий.
Теперь что касается санкций. Мы сами недавно предложили увеличить размер штрафов за незаконное переустройство помещений и внесли поправки в соответствующие нормативные акты на рассмотрение депутатов Мосгордумы. Но в первую очередь для того, чтобы привести в соответствие нормы федерального и московского законодательства.
Само по себе ужесточение санкций особой пользы не принесет. Здесь не тот случай, когда «размер имеет значение». Куда важнее правильно использовать уже предусмотренные законом наказания, и, в первую очередь, саму процедуру принуждения. Более того, мы сами не заинтересованы в огульном штрафовании всех подряд...
— Поясните, пожалуйста.
— Ни для кого не секрет, что жилищно-коммунальное хозяйство дотируется из бюджета, в который поступают все штрафы, накладываемые Государственной жилищной инспекцией. А нужен ли такой «круговорот воды в природе»? Лично я в этом сомневаюсь. Нужно законы соблюдать и учиться их применять в интересах всех нас.
— Давайте вернемся к перепланировкам вообще – к одной из главных проблем, с которой сталкивается в своей деятельности Ваша инспекция. Москвичей, по словам классика, испортил квартирный вопрос, но с учетом современных реалий можно сказать, что их все больше «портят» перепланировка квартир и ремонты. Что нужно для того, чтобы ремонты и перепланировки больше не портили жизнь москвичам? Иными словами, как можно соблюсти баланс интересов всех сторон?
— Начнем с того, что ни в одной цивилизованной стране ничего подобного просто нет. Если наниматель квартиры вдруг захочет что-либо в ней изменить по своему усмотрению, то домовладелец просто выставит его на улицу. Примерно то же самое произойдет и с собственником жилья в многоквартирном доме. С той лишь разницей, что его выселят по суду, а квартиру выставят на свободные торги. Закон суров, и нарушать его на Западе никто не стремится.
То есть перепланировка квартир, в том числе и новых, только что построенных – явление сугубо наше, российское. Возникло оно в результате тех глобальных изменений – экономических, социальных, всех прочих, что произошли в стране за последние 13-15 лет. В прежние времена почти все мы жили в типовых квартирах, с кухней в 6-8 квадратных метров, и были этому рады. А в наши дни многие наши сограждане поездили по миру, посмотрели, как там люди живут и захотели сделать нечто подобное у себя.
Соответственно, изменились наши представления о комфорте. Например, раньше все хотели жить в квартире с раздельным санузлом и раздельными же, то есть несмежными комнатами. Сейчас для многих более важно удобно разместить в квартире многочисленные бытовые приборы, встроенную мебель и т.п.
Короче говоря, все хотят жить лучше. Имеют ли наши люди на это право? Безусловно. Могут ли они при этом ущемлять интересы других? Однозначно, нет. Следовательно, нужно ясно, доходчиво, объяснить людям, что можно, а что нельзя сделать в своем стремлении повысить комфортность собственного жилища. Проще говоря, любой человек должен раз и навсегда усвоить, что нельзя располагать джакузи над кухней или спальней своего соседа, нельзя трогать системы вентиляции, сносить несущие конструкции, присоединять к квартире часть коридоров и других помещений общего пользования и т.д.
Соответственно, нужно разработать столь же простой и понятный механизм согласования будущих перепланировок, выдачу разрешений на проведение ремонтных работ. И я считаю, что нам в Москве в целом удалось решить эти вопросы.
— В декабре прошлого года, как известно, был отменен закон «О порядке переустройства помещений в жилых домах на территории города Москвы». И, в соответствии с новым Жилищным кодексом, отныне только федеральные органы власти имеют право определять условия и порядок переустройства и перепланировки жилых помещений. К каким последствиям для москвичей приведет эта мера?
— Правительство приняло и другое решение: все необходимые документы принимать «в одно окно». У нас действуют десять таких окон – по числу административных округов. А в этом здании, на первом этаже (Проспект Мира, 19 – ред.) принимаются документы от жителей ЦАО. Достаточно спуститься вниз, чтобы убедиться: никакой давки, длиннющих очередей нет и в помине. По закону срок выдачи разрешений на перепланировку квартир – 45 суток. Мы же укладываемся за 10-12. Так что москвичи от последних нововведений только выиграли.
— У нас, к сожалению, любая процедура согласования способствует возрастанию коррупционных рисков. Существует ли такая проблема применительно к рассматриваемой нами сфере?
— Такие слухи обычно распространяют многочисленные посредники. Если их послушать, получение разрешения на перепланировку обойдется немногим дешевле, нежели сам ремонт. Мол, пожарникам нужно «дать», архитектору «дать», жилищному инспектору тоже. Самое интересное, что эти посредники ни с кем не «делятся» и берут все деньги себе, внушая доверчивым москвичам, что без взяток тут не обойтись.
Впрочем, таким образом действуют и любые другие мошенники, и распускаемые ими слухи-«страшилки» — важная составная часть их бизнеса, искоренить который должны в первую очередь правоохранительные органы. Что касается Государственной жилищной инспекции, то мы за прошлый год выдали 16656 разрешений на перепланировку квартир, или же, в среднем, по 9,2 разрешений в день. При этом безо всяких посредников.
— Москвичей, проживающих в центре, нередко «пугают» и другими слухами: что всех их, под предлогом реконструкции ветхого и аварийного жилья, в скором будущем «выдавят» на окраины, сам Центр обезлюдеет, и останутся в нем лишь офисы и дорогие магазины. Что Вы можете сказать по этому поводу?
— Давайте, как в свое время советовал наш Президент, «отделим мух от котлет». Действительно, состояние многих жилых зданий вызывает у нас беспокойство. В первую очередь это касается пятиэтажек, или, в просторечии, «хрущевок». Эта проблема также уходит своими корнями в прошлое. Конкретнее – в 50-60 гг. прошлого века, когда была принята и реализована программа переселения из бараков и подвалов. Естественно, что люди, получившие новые квартиры, были этим очень довольны.
С тех пор прошло много лет. Я не берусь утверждать, что все без исключения «хрущевки» обветшали настолько, что стали непригодными для жилья. Но, безусловно, они устарели морально, и уже поэтому подлежат либо сносу, либо реконструкции.
В наши дни, как известно, успешно реализуется программа правительства Москвы по сносу и реконструкции пятиэтажек. Однако и здесь есть свои «подводные камни». Один из них – это капитальные ремонты. Городские власти ежегодно выделяют на эти цели примерно 13 млрд. рублей. Много это или мало? Достаточно, если рационально использовать имеющиеся средства, то есть направлять их на ремонты домов, которые действительно в этом нуждаются.
Для того чтобы не возникало подобных, прямо скажем, абсурдных ситуаций, Государственная жилищная инспекция регулярно проводит мониторинг жилого фонда столицы. При этом «диспансеризацию» проходят все дома без исключения. Первые подобные обследования состоялись в 1995-1999 и 2000-2005 гг. Сейчас мы накануне третьего пятилетнего цикла.
Так вот, по данным последнего мониторинга, сегодня в столице 153 аварийных жилых дома. Все они известны, по каждому имеется полная «диагностика». Пока что мы проводим так называемые охранные мероприятия, но с уверенностью могу сказать, что в ближайшие полтора года мы эту проблему полностью решим.
— Каким именно образом?
— Есть разные способы. Например, привлечение частных инвесторов, которые должны сначала расселить жителей из ветхого дома, предоставить им комфортабельное жилье и лишь затем возвести на приглянувшейся площадке свою новостройку.
— А если, допустим, некая строительная компания планирует снести вполне крепкий, пригодный для проживания дом? И проблемы его жителей брать на себя не хочет?
— Такое время от времени случается. На нас начинают давить, чтобы признать конкретный дом аварийным. Все эти попытки ни к чему не приводят. Конечно, и интересы строительных компаний понять можно: бизнес есть бизнес. Но обижать москвичей мы никому не позволим.
— Получается, что «обезлюживание» центру нашего города не грозит?
— Не грозит. Большинство жителей из сносимых или реконструируемых домов в пределах Третьего кольца получают новое жилье в том же районе. А это очень важно в плане сохранения социальной стабильности в городе. Давайте вспомним недавние эмигрантские волнения во Франции. Одной из причин их возникновения стали промахи тамошних властей при проведении жилищной политики. За казенный счет там были построены огромные многоэтажные дома, почти целиком заселенные иностранцами, мягко говоря, не слишком богатыми. Между тем хорошо известно, что излишняя концентрация жителей с низкими доходами ведет к росту социальной напряженности и, что очевидно, криминогенной обстановки.
И теперь, научившись на собственных ошибках, французы приступают к расселению заселенных «приезжими» многоэтажек и строительству на их месте более комфортного жилья, на привлечение туда состоятельных людей. Тратя на все это огромные средства. У нас же подобные проблемы пресечены в зародыше.
— Но, к сожалению, существуют другие проблемы, от которых никуда не уйти. Например, в последние годы неуклонно повышаются цены на энергоресурсы и воду. По логике, должно улучшаться и качество обслуживания жилого фонда, инженерных систем, систем учета и т. д. По крайней мере, так хотят москвичи. Какие меры принимаются в этом направлении?
— Семь лет назад, в соответствии с постановлением правительства Москвы от 3 июня 1997 г. «О мерах по улучшению состояния электрохозяйства в жилищном фонде Москвы» и распоряжением мэра Москвы от 17 сентября 1998 г. «О повышении надежности электроснабжения жилого фонда Москвы» была принята программа по приведению состояния электрохозяйства города в соответствие с современными нормами и правилами. Основным подрядчиком работ был определен МЗЭП – Московский завод электроизмерительных приборов. Уже не первый год специалисты этого предприятия активно и, надо сказать, успешно занимаются заменой устаревшего парка приборов учета электроэнергии, заменой электропроводки, установкой устройств, защищающих население от поражения электрическим током. Кстати, МЗЭП является одной из немногих организаций, в компетенции которых — проведение предпроектных изыскательских работ и изготовление проектно-сметной документации на все виды деятельности в сфере ЖКХ.
Далее. В соответствии с постановлением правительства Москвы от 10 февраля 2004 года «О мерах по улучшению учета водопотребления и совершенствованию расчетов за холодную, горячую воду и тепловую энергию в жилых зданиях и объектах социальной сферы г. Москвы» принята программа по оснащению каждого без исключения жилого здания общедомовыми приборами учета холодной, горячей воды и тепловой энергии. Этой работой занимаются достаточно много организаций, в том числе МГУП «Мосводоканал», НПО «Тепловизор», ТБН «Энергосервис» и уже упомянутый МЗЭП. К настоящему времени данная программа в муниципальном жилом фонде в основном выполнена, и на мой взгляд, для москвичей это является стимулом к установке индивидуальных (квартирных) приборов учета и средств регулирования, позволяющих обеспечить комфортные условия проживания.
— Александр Матвеевич, и последний вопрос: каковы основные направления работы Государственной жилищной инспекции в ближайшем будущем? Какие проблемы предстоит Вам решить?
— Должен отметить, что многие стоящие перед нами проблемы предопределены особенностями действующего законодательства, которое не столько отражает реалии сегодняшнего дня, сколько, скажем так, нацелено на перспективу.
Например, по новому Жилищному кодексу, жители каждого дома в Москве должны выбрать себе управляющую компанию. Готовы ли мы к этому? Ответ, думаю, очевиден. Конечно, жители элитных новостроек, члены многих товариществ собственников жилья уже решили эту проблему. Но в столице 30 тысяч муниципальных домов. Проживающие в них люди в ответ на предложение выбрать управляющую компанию лишь недоуменно пожмут плечами.
Вообще управление домами – проблема общегородского масштаба. Сейчас уже ясно, что дирекции единого заказчика – «те самые» ДЕЗы — на эту роль не годятся. Они могут лишь «осваивать» бюджетные деньги, но не в состоянии их самостоятельно зарабатывать и затем разумно ими распоряжаться. Ну, а качество оказываемых ими услуг традиционно невысоко. С другой стороны, многие ли «простые граждане» готовы оплачивать услуги частных компаний, куда более дорогие?
Таким образом, мы выходим на проблему дотаций. Все должны оплачивать реально оказанные им услуги. А малоимущие – получать субсидии. Такова общемировая практика. У нас же подобные субсидии нередко получают не только «бедные».
Не менее важная задача – приведение в порядок нормативной документации. Ранее строительную политику во всей стране определял Госстрой. И были регулярно обновлявшиеся «Правила и нормы технической эксплуатации зданий» — своего рода настольная книга для всех занятых в этой области. Сегодня подобных правил уже не существует. А те, что есть, носят рекомендательный характер.
То же самое можно сказать и про СНиПы. В настоящее время коммерческие структуры строят дома с так называемой свободной планировкой. За разрешениями они приходят к нам. Разумеется, мы их не даем, если, допустим, человек хочет разместить санузел над кухней нижнего соседа. И в ответ слышим: «А прежние строительные нормы уже не действуют».
Поэтому правительство Москвы ввело собственные правила, обязательные для любого строительства в черте города. Тем не менее, приведение в порядок нормативной базы жилищного строительства в черте города – одна из важных задач, стоящих перед федеральными властями. Жить по нормативам сорокалетней давности становится все более проблематично.
Я специально не предлагаю сейчас готовых рецептов и не называю сроков решения конкретных проблем. Могу лишь сказать, что и в будущем году работы на пользу москвичам у нас будет по-прежнему очень много.

Беседовал Василий АНДРЕЕВ

№ 1-2, 2006 г.

№ 1-2, 2006 г.

В ГОРЯЧКЕ ХОЛОДНОЙ ЗИМЫ
подробнее...

ВСТРОИТЬСЯ В СИСТЕМУ
 подробнее...

НОВАЯ ЖИЗНЬ ОРУЖЕЙНОЙ ПАЛАТЫ
 подробнее...

БОЛЬШАЯ ИСТОРИЯ БОЛЬШОГО ТЕАТРА
 подробнее...

ЗАБЫТЫЙ САМОРОДОК
  подробнее...

АЛЕКСАНДР СТРАЖНИКОВ: "ОБИЖАТЬ МОСКВИЧЕЙ МЫ НИКОМУ НЕ ПОЗВОЛИМ"
 подробнее...

УЧЕТ И КОНТРОЛЬ ПО-КАПИТАЛИСТИЧЕСКИ
подробнее...

ЭВОЛЮЦИЯ ВОДОМЕРА
подробнее...

КТО ОСТАНОВИТ БЕСПРЕДЕЛ
подробнее...

ВЛАДИМИР ЭТУШ: КАВКАЗСКИЙ ПЛЕННИК НАВСЕГДА
подробнее...

ГЕНИАЛЬНАЯ СОБАКА С ВУЛЬГАРНОЙ КЛИЧКОЙ
подробнее...

Copyright © 2006 Москва и москвичи. All rights reserved.