Журнал для тех, кто любит Москву
Журнал выпускается совместно с Комитетом по культурному наследию
г. Москва
Мы пишем летопись столицы!
   •    культурное наследие

ЗАБЫТЫЙ САМОРОДОК

о причудливой судьбе русского зодчего Петра Бойцова

Эта история чисто русская. Никто не знает, в каком точно году он родился — в 1849-м или 1850-м, в какой месяц и в какой день 1917 года умер. До сих пор неизвестно, как правильно пишется его отчество — Семенович или Саймонович. Архивы Нижнего Новгорода, где он родился, пропали в революционной неразберихе, архивы Москвы, где он умер, утеряны. Его личного дела не обнаружено в фонде Строгановского училища технического рисования, хотя он имел звание ученого рисовальщика. О его смерти не удалось найти ни одного некролога, а современные некрополеведы не обнаружили его захоронения.
Ни на одном доме, им построенном, нет его имени, хотя дома эти известны многим. Ему принадлежат такие знаменитые постройки, как особняк Берга (ныне здание итальянского посольства) в Денежном переулке и особняк князя Святополк-Четвертинского (Дом литераторов) на Поварской в Москве, дворец Мейндорфа в Барвихе и замок того же Святополк-Четвертинского в селе Успенское под Москвой, барский усадебный ансамбль промышленника Храповицкого во Владимирской области, здание Музея древности и искусств в Киеве. Он участвовал в отделке одного из залов Исторического музея, в 1986 году был среди тех, кто украшал Театральную и Лубянскую площади, Китайский проезд для церемонии коронации императора Николая II, получил золотую медаль за проект Музея слепков Московского университета.

Я еще училась в Академии художеств, когда возникло страстное желание узнать, кто же он такой — этот таинственный Петр Семенович-Саймонович Бойцов, архитектор без рода, без племени, чье искусство так поразило меня. Три года ездила по русским губерниям, по Москве и Киеву, фотографировала его здания и интерьеры, и чем больше узнавала о нем из пожелтевших документов, из дореволюционных открыток и газет, тем яснее становилось: мы на сто лет забыли еще одного талантливого самородка.
Самородок этот между тем очень современен. Человек причудливой судьбы, он был блестящим мастером архитектуры выбора, или историзма — направления, которое называется эклектикой и которое недооценивалось и даже порицалось и до, и после революции. Поэтому мало кто интересовался и его творцами. Сейчас интересен этот вопрос. Современной архитектуре присущ индивидуалистический стиль — тот самый, который был столь популярен в русском зодчестве ХIХ века и в работах Бойцова. Постройки эклектики притягивают внимание не только историков, но и становятся образцами для подражания современных архитекторов и дизайнеров.

РУССКИЕ ЗАМКИ ЛУАРЫ
Первые постройки Бойцова — потрясающие воображение дома-замки. Усадебное строительство для родовой знати, богатых заказчиков было основным занятием его раннего творчества. Почти все постройки были сделаны в неоготическом стиле или в «средневековом вкусе». Готика, противопоставившая себя классицизму, возбуждала яркие романтические ассоциации — свободу духа, бунтарство против старых форм. Усадьбы Бойцова последней четверти ХIХ века соответствуют лучшим образцам дворцового строительства на берегах Луары — замкам-шедеврам Азе-ле-Ридо или Кло-Лоссе.
Таков замок Мейндорфа в подмосковной Барвихе, построенный Бойцовым в духе рыцарских романов. Барон Мейндорф, потомок старинного и знаменитого рода, пытался воссоздать копию древнего замка Икс-Кюль, руины которого до сих пор существуют на правом берегу Западной Двины в 25 километрах от Риги. Сложная работа была поручена Бойцову.
Что же это за чудо — барвихинская усадьба на Успенском шоссе! Облюбованная потом коммунистической верхушкой, она занимает обширную территорию, разделенную на два яруса. Верхний — с жилыми и хозяйственными сооружениями, липовой аллеей и частью парка. Нижний — с парком и искусственным прудом. Основа всей композиции — главный хозяйский дом, соединенный с флигелем. Прямоугольное трехэтажное здание увенчано башнями различных форм. Для облицовки полосатых стен использован кирпич светло-орехового дерева, а для обработки окон, карнизов, порталов, углового руста — тарусский мрамор. Симметричные оконные и дверные проемы в духе ренессанса сочетаются со средневековой стрельчатой аркой. Горизонтальные линии на плоскости фасада — кирпичная кладка, междуоконный карниз, двускатные крыши с цинковой чешуей, многоступенчатый южный портал — гармонично уживаются с остроконечными шпилями башен и флюнерами. В ажурном орнаменте балюстрады террасы северного фасада, укрепленной мощными контрфорсами, использованы мотивы крестоцвета — трифолии и квадрифолии. Эклектика Бойцова впитывает в себя декоративные элементы различных стилей прошлого.
В таком же стиле Бойцов построил и другой замок неподалеку от Барвихи — в Подушкино для Н. А. Казаковой.
Если вы проедете от Барвихи километров десять в сторону области, то увидите еще одно чудотворение рук Бойцова. Это усадьба князя Святополк-Четвертинского в селе Успенское, которая впоследствии принадлежала Сергею Морозову, брату промышленника и мецената Саввы Морозова. Усадьба, окруженная парком, находится на высоком берегу Москвы-реки и напоминает другое знаменитое творение архитектора — готический замок Н. А. Веригиной в Москве. Здесь также использованы все атрибуты готики — фланкирующие башни, вимперги, крестоцветы, квадрифолии, остроконечные арки.
В этом здании в советские времена оборудовали санаторий, и его убранство сохранилось в весьма плачевном состоянии. О былом великолепии можно судить по дубовым резным панелям, украшающим стены, по тонкой стилизованной обработке дерева. Вероятно, все интерьеры были также решены в готическом стиле: лестница, ведущая на второй этаж, окружена балюстрадой с резными балясинами, а сохранившаяся остроконечная арка украшена вимпергами и трилистниками.
Когда брожу по Барвихе или Успенскому, с иронией думаю: а не Бойцову ли обязана Успенка своей нынешней популярностью у чиновничьей знати и московских богатеев? Ведь именно они потянулись сюда вслед за бароном Мейндорфом из Барвихи, князем Святополк-Четвертинским и промышленником Морозовым из Успенского, госпожой Казаковой из Подушкино…
Во Владимирской области нет своей Успенки, но тоже есть замок на Луаре. Расположен он в Муромцеве, где в 1880-х годах промышленник Храповицкий задумал, а архитектор Бойцов создал грандиозную барскую усадьбу, поражающую своим размахом. Здесь было возведено целое селение — главный дом с каскадом прудов, конный двор, охотничий домик, каретник, скотный двор, музыкальный и лодочный павильоны, пристань на берегу реки и водонапорная башня. И это еще не все! По заданию промышленника архитектор строит здание железнодорожной станции Храповицкая, дом станционного смотрителя, станционный лабаз, здание почты с телеграфом, школу, магазин, баню. В конце 80-х начинается устройство водных каскадов на южных склонах регулярного парка. Кстати, английская часть парка, усеянного прудами, была создана архитектором Г. Куфельтом по подобию рижских парков. Щебеночные дорожки освещались электричеством, а вдоль них были расставлены скульптуры и венская мебель Тонета. Фонтаны украшали работы скульптора А. Козлова. Свои мазки на полотно усадьбы нанесли лучшие садовники того времени — К. Энке, А. Регель, Г. Куфельт, К. Тю.
Когда гостей подвозили к главному входу дома, тот раскрывался перед ними в самом динамичном повороте, поражая мощью и суровостью донжона. Стилевое решение господского дома не поддается определению. Здесь умело использованы архитектурные элементы ранней французской готики, зубчатые фронтоны сделаны под легким влиянием Востока, стрельчатые арки сочетаются с симметрией плоскостей, присущей эпохе ренессанса.
Создание такого шедевра стало возможным при удачном альянсе Храповицкого и Бойцова, умного заказчика и высококлассного зодчего. «Здание со свойственным ему размахом проектировал архитектор Бойцов, — вспоминал полковник в отставке Храповицкий. — Не без скандалов я умерял его аппетиты…»
Некто Гажицкий, составивший в 1989 году описание усадьбы, назвал ее царской. И действительно, владения в дремучих муромских лесах по пышности и размаху мало чем уступали Петергофу или Версалю.
К сожалению, все, описанное выше, сегодня можно увидеть лишь на открытках с видами, выпущенными в начале ХХ века. Усадьба, как принято, была загажена после революции. Постройки передавались в бесхозные руки советских учреждений, не ремонтировались, а пожар, случившийся несколько лет назад, почти полностью уничтожил интерьер усадебного дома, разрушил стены и крышу.

ГОРОДСКИЕ МОТИВЫ
Большие города также увлекали Бойцова. Здесь он и выглядит в своих работах другим — городским, ибо отдает предпочтение другому стилю — ренессансу. Именно формы и мотивы ренессанса отвечали запросам знати, а архитектору давали возможность для создания гармоничных и роскошных городских построек. Так выглядят особняки братьев Лапиных, Н. А. Веригиной, П. С. Шмита, В. Г. Сапожникова, Д. А. Беклемишева, В. П. Ворониной, Н. В. Игумнова, И. А. Кошелева, В. Н. Охотникова, собственный доходный дом Бойцова (ныне посольство Республики Корея).
Но самые замечательные городские творения Бойцова — дом князя Б. П. Святополк-Четвертинского на Поварской улице (ныне Центральный Дом литераторов) и особняк промышленника С. П. Берга в Денежном переулке (ныне итальянское посольство) в Москве.
В столице множество творческих домов: Дом журналистов, Дом художников, Дом работников искусств. В ЦДЖ вкусно кормили, в ЦДХ хорошо поили, в ЦДРИ устраивали капустники. Центральный дом литераторов на Поварской притягивал своим внутренним великолепием, туда тянулся весь московский «бомонд». В таком виде дом стоит уже более ста лет — с тех пор как в 1889 году его построил Петр Бойцов для своего старого заказчика князя Светополк-Четвертинского. Потом дом был куплен графиней Александрой Андреевной Олсуфьевой, и именно благодаря ее фотографиям из семейного архива можно судить о первозданном виде здания. Впрочем, со времен графини в доме на Поварской мало что изменилось. Интерьеры центрального дубового зала сохранены практически в оригинальном состоянии — реставрация, проведенная здесь в конце 80-х в соответствии с планово-реставрационным заданием ГУОП г. Москвы (ныне — Москомнаследие), не затронула основные конструктивные элементы, а декоративные детали интерьера были успешно восстановлены.
В доме на Поварской Бойцов блеснул другой гранью своего таланта — мастера-краснодеревщика. Все столярные работы были выполнены по его эскизам. Деревянная резьба отличается тончайшей проработкой каждой детали. Орнаменты колонн, поддерживающих лестничные проемы, представляют собой целый мир образов. Мотив виноградной лозы, закручивающиеся листья аканта, маскароны придают диковинный облик деревянной опоре. Дерево в доме — повсюду. Оно используется в обработке стен, потолков всех залов. А камин, главенствующий элемент декоративного убранства зала, выполнен в виде центрального, богато украшенного портала. Фантазия будто била из-под резца Бойцова!
Через восемь лет он, однако, вновь потряс воображение горожан — построил в Денежном переулке особняк-шедевр для промышленника Берга. Этот особняк стал свидетелем множества потрясений — и национализации после революции, и изгнания семейства Бергов. В 1917 году он был передан германскому посольству, а через год там случилось трагическое событие — эсер Блюмкин застрелил немецкого посла Мирбаха. Теперь в здании, как упоминалось выше, разместилось Итальянское посольство.
Но что бы там ни происходило, дом в Денежном переулке все эти годы остается украшением Москвы. Он принадлежит к типу особняка-дворца (французского отеля), решенного в традиционном для той поры стиле ренессанса. А еще точнее — «греческом стиле», как его понимали тогда. Отдельные элементы, скопированные с археологической точностью, соединялись в произвольные комбинации, характерные для архитектурного мышления конца ХIХ века.
Особенность замка — его облик и обьемно-планировочная структура. Двухъярусное здание отличается биполярной композицией, представленной главным и дворовым фасадами. Со стороны Денежного переулка оно вытянуто по горизонтали и несколько отступает от красной линии улицы, а фасадной линией служит черная кованая решетка. Эркерная часть сильно выступает вперед и переходит затем в портик, который заканчивается треугольным и полукруглым фронтонами. Горизонтальность линий поддерживается рельефными композициями между первым и вторым этажом. Окна первого этажа прямоугольные и более вытянутые, а в верхней части обыгрываются полукруглыми нишами — так поддерживается равновесие с полуциркульными арками проемов второго этажа. Рустованная плоскость фасада сочетается с обилием скульптурного декора, а барочные картуши, волюты гармонируют с элементами классики — колоннами с ионическими капителиями, лепными вазонами и гербами. И ничто не нарушает строгое гармоническое равновесие всех частей и элементов!
Особой пышностью отличаются интерьеры особняка. И здесь легко уживаются разные стили. Центральная лестница поражает монументальностью, она создает ощущение присутствия в готическом храме, но в то же время кажется почти невесомой тонким профилированным деталям балюстрады и летящему вверх лестничному маршу.
Готический дух витает и в некоторых залах, где господствуют деревянные резные панели, мощные портальные обрамления и оконные проемы, украшенные остроконечными арками. Другие залы решены в духе ренессанса. Там стены и плафоны также украшены деревянными панелями и резьбой, но пространство выглядит более устойчивым и уравновешенным за счет преобладания горизонтальных линий. Гармоничность декоративного убранства в духе ренессанса во многом определяют колонны, фризы с меандровым орнаментом, многофигурные композиции на деревянных плоскостях.
Наиболее эклектичен зал для приема гостей. Он решен с использованием классицистической и барочной архитектур. Спокойная окрашенная плоскость стен с пропорциональными пилястрами разделена горизонтальным карнизом с плафоном, который обильно декорирован лепниной, фресковыми росписями, скульптурными элементами и фигурами — и все они находятся в динамике. Но самое удивительное, что роскошь золота и пластики гармонично уживается с почти акварельными росписями декора в духе совсем другой эпохи. Люстра, выполненная в стиле модерн и представляющая собой едва ли не ювелирное украшение, прекрасно вписывается в интерьер и не мешает цельному восприятию пространства.
Особняк Берга — своего рода энциклопедия стилистических направлений от готики до модерна. Поэтому Бойцова можно назвать не только мастером эклектики, но и мастером, предвосхитившим новый художественный стиль.

УЧЕНЫЙ РИСОВАЛЬЩИК
Петра Бойцова на столетие забыли не только мы, потомки. Не жаловали его особо и ученые мужи-современники. Он ведь начинал работать в своей Нижегородской губернии под руководством инженер-архитектора Роберта Яковлевича Килевейна и университетов, как сейчас говорят, не кончал. Единственное свидетельство об образовании, которым он обладал, был диплом ученого рисовальщика.
Правда, уже в 1882 году Бойцов был удостоен серебряной медали в Москве за рисунки мебели на всероссийской художественно-промышленной выставке. Но и то злые языки утверждали, что медаль эту Бойцов получил потому, что был зятем мебельного фабриканта. Кстати, первые десять лет своей творческой жизни он работал исключительно в жанре декоративного искусства — мебели, скульптуре, орнаментальной живописи.
Еще через 8 лет Бойцов, уже известный зодчий, представил в Академию художеств ряд своих лучших реализованных проектов и ходатайствовал о присвоении ему звания академика архитектуры, но получил отказ. А это означало, что официальных государственных заказов он получать не мог.
В 1896 году был обьявлен конкурс на проект здания Музея слепков Московского университета. Среди основных требований значилось: «для фасадов предпочтителен стиль греческий». И этому требованию среди представленных на конкурс работ более всего соответствовал проект Бойцова. Рисовальщика наградили золотой медалью, его замысел особым решением жюри был принят как основной, а строительство поручили… другому — дипломированному архитектору Роману Ивановичу Клейну. У университета не было денег, а Клейн обладал отличной деловой хваткой. Он обратился с нижайшей просьбой разрешить строительство к самому генерал-губернатору великому князю Сергею Александровичу и получил утвердительную резолюцию. Заручившись высоким покровительством, Клейн обошел московских толстосумов с подписным листом и, собрав стартовый капитал, стал возводить здание по проекту Бойцова. Строительство длилось долго, имя автора вспоминалось все реже, а потом и забылось вовсе.
Похожая ситуация случилась и в Киеве, где в 1897 году объявили широкий конкурс на составление проекта для Музея древностей и искусств. И вновь проект Бойцова получил первую премию! Автор остроумно использовал покатый треугольный участок, отводимый для строительства: предложил обратить главный фасад квадратного здания к углу, ориентированному на лежащую внизу Царскую площадь. От нее к зданию должна была вести широкая лестница, на верхней площадке которой вздымался строгий шестиколонный портик — главный вход в музей. Эта сторона была одноэтажной. Фасад на Александровскую улицу проектировался двухэтажным, а противоположная сторона здания имела уже четыре этажа. Высокий центральный зал размером 30 аршин предназначался для живописных выставок и освещался только верхним светом — чтобы полностью использовать стены для развески картин.
Бойцов выиграл конкурс, но архитектурный надзор за музеем поручили киевлянину Владиславу Владиславовичу Городецкому. Теперь некоторые украинские историки считают, что Городецкий был не только строителем, но и создателем проекта...
Только в 1911 году, в шестидесятилетнем возрасте, уже широко известный архитектор Бойцов был принят в члены Московского архитектурного общества.
Впрочем, в чинах ли дело? Сходите на Поварскую, загляните в Денежный переулок, съездите в Барвиху и Успенское. Вы насладитесь увиденным — делом рук забытого русского зодчего Петра Бойцова.

Юлия ЖУРАВЛЕВА, искусствовед, член Международной ассоциации искусствоведов

№ 1-2, 2006 г.

№ 1-2, 2006 г.

В ГОРЯЧКЕ ХОЛОДНОЙ ЗИМЫ
подробнее...

ВСТРОИТЬСЯ В СИСТЕМУ
 подробнее...

НОВАЯ ЖИЗНЬ ОРУЖЕЙНОЙ ПАЛАТЫ
 подробнее...

БОЛЬШАЯ ИСТОРИЯ БОЛЬШОГО ТЕАТРА
 подробнее...

ЗАБЫТЫЙ САМОРОДОК
  подробнее...

АЛЕКСАНДР СТРАЖНИКОВ: "ОБИЖАТЬ МОСКВИЧЕЙ МЫ НИКОМУ НЕ ПОЗВОЛИМ"
 подробнее...

УЧЕТ И КОНТРОЛЬ ПО-КАПИТАЛИСТИЧЕСКИ
подробнее...

ЭВОЛЮЦИЯ ВОДОМЕРА
подробнее...

КТО ОСТАНОВИТ БЕСПРЕДЕЛ
подробнее...

ВЛАДИМИР ЭТУШ: КАВКАЗСКИЙ ПЛЕННИК НАВСЕГДА
подробнее...

ГЕНИАЛЬНАЯ СОБАКА С ВУЛЬГАРНОЙ КЛИЧКОЙ
подробнее...

Copyright © 2006 Москва и москвичи. All rights reserved.