Журнал для тех, кто любит Москву
Журнал выпускается совместно с Комитетом по культурному наследию
г. Москва
Мы пишем летопись столицы!
   •    культурное наследие

БОЛЬШАЯ ИСТОРИЯ БОЛЬШОГО ТЕАТРА

«ХРАМ ИСКУССТВА, ХРАМ СВОБОДЫ»
После революции, в ходе которой была обстреляна квадрига Аполлона, а от артиллерийских залпов в здании театра вылетели окна, для Большого наступили тяжелые времена. Большевики думали его закрыть, существовало мнение, что подобный театр не нужен молодой рабочей республике. Сам Ленин, по словам Луначарского, относился к Большому театру «очень нервно», называя «куском чисто помещичьей культуры». Вождь пролетариата считал непозволительным содержать на государственные средства столь большой и богато украшенный театр, когда в стране не хватает самого необходимого. К счастью, по решению специального заседания Совнаркома, закрытия театра удалось избежать, однако по настоянию Ленина сумма на его содержание была сильно сокращена.
Еще в конце 1916 года в Большом театре были созданы органы самоуправления — на общем собрании театральных служащих управляющим единогласно был избран Л. В. Собинов, который возглавил художественную часть Большого (позднее он был назначен комиссаром театра и Театрального училища). Великий артист боролся за право худсовета самостоятельно выбирать репертуар и заботился об условиях труда артистов.
13 марта 1917 года в Большом театре состоялся первый «свободный торжественный спектакль». Перед его началом Собинов произнес речь:
— Гражданки и граждане! Сегодняшним спектаклем наша гордость, Большой театр, открывает первую страницу своей новой свободной жизни. Под знаменем искусства объединялись светлые умы и чистые, горячие сердца. Искусство порою вдохновляло борцов идеи и дарило им крылья! То же искусство, когда утихнет буря, заставившая дрогнуть весь мир, прославит и воспоет народных героев. В их бессмертном подвиге оно почерпнет яркое вдохновение и бесконечные силы. И тогда два лучших дара человеческого духа — искусство и свобода — сольются в единый могучий поток. А наш Большой театр, этот дивный храм искусства, станет в новой жизни храмом свободы».
Собинов стремился решить задачу «объединения всех государственных театров в интересах государства», для чего им был приглашен Владимир Иванович Немирович-Данченко, но тот от приглашения отказался. В 1918 году в Большом театре была организована студия под руководством К. С. Станиславского, в которой формировались основы оперной режиссуры.
С 1919 года в Большом театре регулярно стали проводить партийные съезды и заседания, посвященные годовщинам революции, отмечать юбилейные даты общероссийского значения. Это определило статус Большого как главного театра новой советской республики: 28 февраля 1919 года Императорскому Большому театру дали новое название, заменив слово «Императорский» на «Государственный», а спустя несколько месяцев ему было присвоено звание академического.
В 1920 году в бывшем императорском фойе был открыт Бетховенский зал, в котором на протяжении 20-ти лет проводились концерты. К двадцатым годам прошлого века относится и устройство на сцене Большого уникальной, единственной в мире театральной звонницы. Собранная звонарем А. В. Кусакиным, она состояла из 36 колоколов, различных по весу (от 5400 кг), диаметру (от 20 см до 2—3 м) и тональности. Эти колокола использовались в постановках «Князь Игорь», «Жизнь за царя» и других спектаклях.

В АВРАЛЬНОМ РЕЖИМЕ
В первые годы Советской власти никаких серьезных ремонтных работ в здании театра не проводилось. Лишь в 1921 году тщательное обследование выявило аварийное, можно сказать катастрофическое, состояние театрального здания. В специально созданную комиссию во главе с инженером-архитектором И. И. Рербергом вошли А. В. Щусев, И. П. Машков, С. Ф. Воскресенский и И. В. Жолтовский. Оказалось, что в конце 90-х годов XIX века ремонтные работы не затронули стену зрительного зала. В результате стена, возведенная в 1855 году на слабом песчаном грунте, который изначально был не способен выдерживать громадное давление (от веса стены, лож, потолка и сводов), дала значительную осадку. Вследствие чего полы коридоров стали наклонными, перегородки между ложами перекосились, а стена на всю высоту шести ярусов дала трещины. Появилась опасность полного разрушения зрительного зала. Аварийно-ремонтные работы, начавшиеся в конце августа 1921 года, велись в авральном режиме – круглосуточно, не нарушая обычной работы театра, в котором не прекращались репетиции и продолжали идти спектакли. Летом 1923-го работы по подводке фундаментов под две полуциркульные стены зрительного зала были закончены – в отличие от строительных, которые продолжались до 1929 года.
В результате здание театра удалось спасти от разрушения, тем не менее, из-за многочисленных переделок и непрофессионального подхода к ряду реставрационных вопросов был нанесен непоправимый ущерб как самому памятнику, так и его уникальной акустике. Потери начались в тот момент, когда деревянные конструкции стали заменять на бетонные.
Например, оркестровая яма театра представляла собой площадку, которая как огромная, изготовленная из дерева дека воспринимала вибрацию. Под площадкой был расположен огромный бочкообразный барабан, выполняющий роль резонатора. Он усиливал звук и направлял его через оркестр в верхний козырек, наклоненный в зрительный зал. В 20-е годы под оркестровой ямой было возведено электрощитовое помещение, чьи железобетонные перекрытия и стены перерезали барабан, что негативно сказалось на акустике.
Когда вешали пожарный занавес, был устроен новый арлекин, представляющий собой обшитые деревом металлические фермы. Конструкция арлекина, полностью загородив арочную часть портала, перекрыла путь звуку, отчего солисты и хор были вынуждены выходить вперед — из глубины сцены их плохо слышали и в оркестровой яме, и в зрительном зале. А для улучшения слышимости оркестра на сцене пришлось использовать специальную аппаратуру.
Над зрительным залом к нижним поясам ферм был подвешен деревянный потолок, который также функционировал как дека. Потолок был подвижен и чутко воспринимал тонкую вибрацию — звук равномерно шел и на ярусы, и в партер. При ремонте перекрытий деревянные фермы заменили на металлические с сохранением нижних поясов, которые в свою очередь были повешены на металлических фермах. Все это не могло не сказаться на ухудшении акустики в зрительном зале театра.
Подобная история произошла и с полом зрительного зала, который также являлся частью общей акустической системы. Пол партера представлял собой деревянную конструкцию, которая являлась нижней акустической декой зала. Установленная на опорах, она воспринимала звук и резонировала. В то же время при помощи специальных механизмов пол мог занимать наклонное или горизонтальное положение. В 1928 году в процессе проведения ремонтных работ деревянная конструкция и поперечная кирпичная стена под полом были заменены на железобетонную плиту с колонной-опорой в центре, в результате пол утратил способность трансформироваться, и театр лишился резонирующего фона.
Тем не менее, даже после столь кардинальных вмешательств в акустический «организм» театра, в зале остались места, где чудом сохранилась прекрасная слышимость. Это удалось выявить при проведении специальных исследований по качеству акустики в зале, которые проводились в связи с предстоящей масштабной реставрацией и реконструкцией ГАБТ.
В 1920—1930-е годы ремонтные работы велись регулярно, но непоследовательно — в основном тогда, когда дело принимало угрожающий, аварийный характер.
Между тем сцена театра уже не соответствовала требованиям современных постановок. В 1938 году за короткий срок (5,5 месяцев) в Большом были проведены масштабные работы в сценической части, включавшие замену инженерных конструкций (стен, перекрытий и т.п.). Проект реконструкции был осуществлен под руководством технолога М. А. Петровского, архитектора П. А. Толстых, инженеров Л. Н. Попова, К. А. Дубяги и А. И. Грантовского. После проведения реконструкции площадь главной сцены театра значительно увеличилась.

РОКОВАЯ БОМБА
Перед самым началом войны коллективом архитекторов под руководством И. В. Жолтовского был разработан масштабный проект реконструкции фасадов Большого театра, включающий и перепланировку Театральной площади. По Генеральному плану реконструкции Москвы предусматривался снос всех зданий с северной стороны театра до Кузнецкого моста. Однако, в силу ряда причин, этот проект реализовать не удалось.
В военные годы творческая жизнь Большого приостановилась — артисты с семьями были эвакуированы в Куйбышев. И хотя в Москве принимались все меры по охране здания от бомбежек (на Театральной площади стояли зенитки, само здание Большого затянули в маскировочную сетку, в небо запускали аэростаты), 28 октября 1941 года в театр попала 500-килограммовая бомба, которая пробила стену фасада и разорвалась в вестибюле. Это нанесло памятнику огромный урон: были полностью разрушены лепной декор главного фасада, главного фойе и главного вестибюля; уничтожены капители и базы колонн портика; утрачена скульптура в нишах фасада; обрушились перекрытия вестибюля; были сорваны дубовые входные двери. В тяжелейших условиях в холодном и неотапливаемом здании сразу же начались ремонтно-восстановительные работы.
В предвоенные и военные годы реставрацией театрального здания занимался архитектор А. П. Великанов. Несмотря на трудности с финансированием, отсутствие многих необходимых для реставрации материалов, под его руководством в театре были проведены реставрационные работы в интерьерах зрительного зала и фойе, тогда же были восстановлены и фасады. Для восстановления фигур муз были приглашены известные скульпторы М. С. Рукавишников и С. В. Кольцов. Реставрационные работы пострадавшей от бомбового удара скульптурной группы Аполлона выполнил известный мастер художественного литья В. В. Лукьянов, позднее им же были восстановлены сброшенные взрывной волной чугунные торшеры портика.
26 сентября 1943 года труппа театра, вернувшаяся из эвакуации, возобновила свои выступления на основной сцене Большого — в тот день москвичи смогли насладиться оперой Глинки «Иван Сусанин».
Через десять лет после окончания войны в здании театра шли работы по устройству системы вентиляции, в процессе которых 40% балок-консолей, поддерживающих балконы, были подрезаны и объединены металлической конструкцией для установки вентиляционных коробов. А в 1976 году, в зрительном зале и закулисных помещениях были проведены ремонтно-реставрационные работы, приуроченные к 200-летнему юбилею театра.

ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО ЗАНАВЕС
Украшением любого театра является занавес, но он, увы, недолговечен. Созданный Казроэ-Дузе подъемный занавес- картина, на котором был изображен въезд Минина и Пожарского в Москву поcле изгнания поляков и который украшал сцену Большого при Алберто Кавосе, через тридцать лет пришел в ветхое состояние и потребовал замены.
Одно время занавесов в театре было несколько. Так, старый занавес Казроэ-Дузе в 1896 году был заменен новым, выполненным художником И. Андреевым по рисунку академика М. Бочарова «Вид на Москву с Воробьевых гор». Он украшал сцену в начале и в конце спектакля, в антрактах же опускался другой занавес — художника П. Ламбина «Торжество муз».
В 1918 году был объявлен конкурс на создание нового занавеса, соответствующего духу революционной эпохи. Несмотря на то что в конкурсе принимали участие известные русские художники (Бенуа, Головин, Васнецов, Петров-Водкин, Добужинский, Татлин), победитель выбран не был. Спустя два года главным занавесом театра стал занавес Ф. Ф. Федоровского, первоначально созданный для постановки оперы «Лоэнгрин» (в отличие от прежнего, подъемно-опускного, он был раздвижным). В 1935 году появился новый занавес, на котором золочеными буквами были вытканы три даты: 1871 — год Парижской коммуны, 1905 — год первой русской революции, 1917 — год революции Октябрьской.
До последнего времени сцену Большого театра украшал занавес 1950 года художника Михаила Петровского (его общая площадь — почти 500 кв. м, вес — более тонны). Этот занавес побывал в реставрации, а арлекин из-за ветхости был заменен на новый, сделанный по эскизам Сергея Бархина.

САМЫЙ ДОРОГОЙ РЕСТАВРАЦИОННЫЙ ПРОЕКТ
Последнее десятилетие прошлого века стало переломным в истории Большого – с закладкой первого камня в фундамент нового здания, которая состоялась 28 сентября 1995 года, началась масштабная реконструкция и реставрация ГАБТ. Уже завершен первый этап работ: построена Новая сцена (открылась в ноябре 2002 года), возведен административный корпус с репетиционными залами и костюмерными.
2 июля 2005 года, через три с половиной месяца после того как Президент России Владимир Путин заявил о приоритетности для страны проекта реконструкции и реставрации ГАБТ, его историческое здание было закрыто. Предполагается, что для полномасштабной реставрации и реализации проекта приспособления театра, историческое здание которого уже не соответствует мировым стандартам и находится в аварийном состоянии, потребуется 700 млн. долларов (без внешних инженерных сетей). Таким образом, реставрация главного театра страны обещает стать самым дорогим реставрационным проектом в мире. Завершение работ планируется в марте 2008 года.
Во время реконструкции исторического здания спектакли будут идти на Новой сцене (300 спектаклей в год), а крупномасштабные постановки — на сцене Государственного Кремлевского дворца. В результате реставрации внешний вид театра не изменится. Останется практически не тронутым и ансамбль Театральной площади, зато ее подземную часть ожидают кардинальные перемены.

РЕКОНСТРУКЦИЯ И РЕСТАВРАЦИЯ
Началу реконструкции предшествовала шестилетняя подготовка, включившая в себя конкурсы, тендеры, проектные работы. Генеральным подрядчиком реконструкции определена фирма «Курортпроект» (главный архитектор проекта — Никита Шангин). Разработчиком проекта реставрации является научно-реставрационный центр «Реставратор-М» (директор — заслуженный архитектор-реставратор I категории Елена Степанова, главный архитектор проекта — Ирина Власкова).
Проект реставрации и реконструкции был утвержден Федеральным научно-методическим советом Министерства культуры и массовых коммуникаций России и прошел утверждение в Госэкспертизе.
Работы по реконструкции Большого театра начались согласно утвержденному проекту, однако сам проект еще может быть подкорректирован.
На начальном этапе проводятся работы по укреплению фундамента и несущих конструкций здания. По последним оценкам, 80 % этих конструкций находится в аварийном состоянии, в таком же состоянии — восьмиколонный портик и стена главного фасада, в некоторых местах полностью потерявшие несущую способность. Фундамент и основание театра сильно деформированы, напряжения под подошвой фундамента в отдельных местах превышены в 2,5 раза – таковы последствия многочисленных переделок, в ходе которых деревянные перекрытия заменялись на железобетонные.
Согласно проекту, разработанному известным академиком Вячеславом Ильичевым, все несущие конструкции театра должны быть укреплены снизу так называемыми сваями задавливания, заглубленными в землю на 26 метров. Эти сваи, выполненные из специальных антикоррозийных материалов, будут подпирать все здание, что должно исключить образование трещин и перекосов.
В основу проектных решений легли тщательные изыскательские исследования, анализы грунтов, сложные расчеты, проводимые исследовательской организацией «Креал» (генеральный директор Наталья Алмазова) и другими научными организациями. В процессе укрепления подземной части фундамента готовятся площади для возведения своего рода подземного бетонного бункера, на который как бы обопрется надземная часть здания.
К числу первоочередных мероприятий относятся реставрационные работы в зрительской части театра. Один из самых аварийных участков — полукруглая стена основного зала, которую при реставрации постараются максимально сохранить.
Занавесов в театре будет несколько: опускной, он же пожарный, с воссозданной картиной Казроэ-Дузе, и раздвижной, с государственной символикой России. Также будет воссоздан и театральный арлекин. Что касается старых занавесов, то после проведения реставрационных и консервационных работ они будут храниться в музее театра.
Модернизируют и все сценическое оборудование, в первую очередь, театральную машинерию. Известно, что тендер на поставку оборудования для сцены выиграла немецкая компания Bosch Rexroth — одна из лучших в мире фирм, работающих в этой области. Ею будет осуществлена вся верхняя и нижняя механизация сцены, свет, звук, накатная балетная сцена и монтаж. Под многотонное сценическое оборудование подведут специальный фундамент.
Сценическое же покрытие, впервые в российском театре, будет меняться в зависимости от жанра постановки. Решено сделать специальный пол для балетных спектаклей и пол для оперы, которые различаются своими акустическими особенностями: «балетный» пол должен иметь звукопоглощающее покрытие (на старой сцене был отчетливо слышен топот танцующих), а «оперный» — хорошо отражать звук.
Изменения ожидают и оркестровую яму – ее планируют увеличить и сделать отсеки для хранения инструментов. Пол ямы будет подъемным, что даст возможность проводить на основной сцене симфонические концерты (в этом случае на месте ямы будут размещаться зрительские кресла).
И, конечно, одна из главных задач реконструкции – полное восстановление первоначальной, во многом утраченной легендарной акустики Большого театра. Настраивать ее поручено одной из лучших западных компаний — немецкой фирме Muller BBM (она участвовала в восстановлении акустики венецианского театра Ла Фениче), а для консультаций будет приглашена американская компания Artex.
В комплекс мероприятий по реставрации и реконструкции исторического здания театра входят и масштабные подземные работы, связанные с переносом гардеробов, туалетов и буфетов в специально вырытую подземную часть, расположенную под зрительным залом. Также под землей разместят складские помещения театра, а для хранения декораций предполагается построить большое подвальное помещение с северной стороны ГАБТ.
Перед главным портиком театра под Театральной площадью на глубине 17 метров планируется устройство Камерного зала, в котором будут проходить оркестровые репетиции и камерные концерты. Много споров связано с судьбой северного портика Иосифа Бове, последние 110 лет скрытого от глаз в глубине театральных лабиринтов и поздних застроек со стороны Кузнецкого моста. Разработчиками проекта предложен вариант его разборки с последующим проведением реставрационных и восстановительных работ и экспонированием в Камерном зале. Попасть в концертный зал можно будет через главный портик театра, а уже затем — спуститься на эскалаторе под землю.
Окончательный проект также предусматривает сооружение подземной автостоянки (рассчитанной на зрителей не только Большого, но и других театров, расположенных на Театральной площади), ремонт художественно-производственных мастерских ГАБТ и реставрацию находящегося за театром здания доходного дома А. С. Хомякова (архитектор И. А. Иванов-Шиц) — памятника архитектуры федерального значения.
Известно, что проект реставрации – это поиск органичного решения двух сложных задач: сохранения исторического архитектурного облика здания и, одновременно, создания нового, оснащенного самым современным оборудованием театра мирового уровня. Сегодня, когда реставрационные работы идут полным ходом, хочется верить, что эти творческие задачи будут успешно разрешены.

Ирина ПИЛИШЕК, искусствовед

Автор благодарит директора научно-реставрационного центра «Реставратор-М» Елену Степанову и главного архитектора проекта Ирину Власкову за помощь в подготовке статьи и предоставленные архивные, рабочие и фото-материалы.

№ 1-2, 2006 г.

№ 1-2, 2006 г.

В ГОРЯЧКЕ ХОЛОДНОЙ ЗИМЫ
подробнее...

ВСТРОИТЬСЯ В СИСТЕМУ
 подробнее...

НОВАЯ ЖИЗНЬ ОРУЖЕЙНОЙ ПАЛАТЫ
 подробнее...

БОЛЬШАЯ ИСТОРИЯ БОЛЬШОГО ТЕАТРА
 подробнее...

ЗАБЫТЫЙ САМОРОДОК
  подробнее...

АЛЕКСАНДР СТРАЖНИКОВ: "ОБИЖАТЬ МОСКВИЧЕЙ МЫ НИКОМУ НЕ ПОЗВОЛИМ"
 подробнее...

УЧЕТ И КОНТРОЛЬ ПО-КАПИТАЛИСТИЧЕСКИ
подробнее...

ЭВОЛЮЦИЯ ВОДОМЕРА
подробнее...

КТО ОСТАНОВИТ БЕСПРЕДЕЛ
подробнее...

ВЛАДИМИР ЭТУШ: КАВКАЗСКИЙ ПЛЕННИК НАВСЕГДА
подробнее...

ГЕНИАЛЬНАЯ СОБАКА С ВУЛЬГАРНОЙ КЛИЧКОЙ
подробнее...

Copyright © 2006 Москва и москвичи. All rights reserved.