Журнал для тех, кто любит Москву
Журнал выпускается совместно с Комитетом по культурному наследию
г. Москва
Мы пишем летопись столицы!
   •    коридоры власти

ВСТРОИТЬСЯ В СИСТЕМУ

Одним из основных событий «зимнего политсезона» этого года можно считать начало работы Общественной палаты РФ. Ее первое заседание состоялось, как известно, 22 января, а до этого более года продолжалась активная подготовительная работа и довольно бурная полемика о том, нужен ли подобный орган, и если да, то каким именно ему быть. Особую «пристрастность» демонстрировали оппозиционеры всех мастей, заранее объявившие палату «декоративной», «марионеточной» структурой, полностью подконтрольной властям. То, что власти, а конкретнее – Президент, попытались найти новые, эффективные формы взаимодействия с гражданским обществом, оппозиция постаралась не заметить. Это и понятно, ведь с недавних пор показывать «режиму» фигу в кармане стало ее любимым занятием. Как бы то ни было, Общественная палата сформирована и приступила к работе. Результативность деятельности нового органа во многом будет зависеть от того, насколько быстро ему удастся «встроиться» в систему политических и социальных институтов современной России.

Справедливости ради стоит отметить, что закрепленная в законодательстве модель формирования и функционирования Общественной палаты действительно дает определенные основания для критики. По крайней мере, чисто внешне новая структура имеет значительное сходство с другими властными или «околовластными» институтами, появившимися в последние годы. Например, Госсоветом или же недавно образованным Советом по национальным проектам. Во всех случаях имеется довольно многочисленный бюрократический аппарат, призванный обеспечить исполнение весьма расплывчатых функций и полномочий. Само по себе подобное сочетание, по мысли некоторых экспертов (и в первую очередь — политически небеспристрастных), позволяет говорить о «декоративности» и «подконтрольности» всех перечисленных органов.
Кроме того, принципы формирования Общественной палаты у тех же экспертов вызывают стойкие ассоциации с советскими временами, когда в советы разных уровней, в общественные организации типа Комитета защиты мира, а также на партийные съезды обязательно избирались передовики производства, ветераны труда, известные ученые, артисты. В то время существовали и строго соблюдались пропорции между представителями города и села, мужчинами и женщинами, рабочими и служащими. И нынешняя модель формирования Общественной палаты якобы полностью идентична советскому «номенклатурному» подходу.
Напомним, что, по действующему законодательству, Президентом утверждается одна треть членов ОП (42 человека). Те, в свою очередь, утверждают еще 42 члена из кандидатов, выдвинутых общефедеральными общественными организациями. Наконец, последняя треть выбирается из претендентов, предложенных региональными общественными объединениями. И если утверждение кандидатов из первых двух третей прошло «относительно спокойно», то при формировании «региональной» части Палаты не обошлось без скандалов. Несмотря на то, что соответствующие списки составлялись сотрудниками аппаратов полномочных представителей Президента в Федеральных округах, многие общественные организации и особенно бизнес-структуры на местах постарались любой ценой провести в состав Палаты своих представителей. Видимо, надеясь использовать их в будущем в роли лоббистов.
Что касается избранных по «федеральным квотам», то едва ли не основная претензия, уже высказанная в их адрес, заключается в слабом «знакомстве» с проблемами, волнующими большинство российских граждан. В первую очередь это касается спортсменов, деятелей шоу-бизнеса, других представителей элиты, которые по давно сложившейся традиции «страшно далеки от народа». С другой стороны, совершенно очевидно, что такие люди, как Алла Пугачева, Алина Кабаева, Ирина Роднина, детский врач Леонид Рошаль, хирург Лео Бокерия, политолог Вячеслав Никонов, наконец, секретарь (фактически – глава) Общественной палаты академик Евгений Велихов, пользуются большим авторитетом у многих миллионов наших сограждан, а следовательно, могут служить выразителями их интересов в «диалоге с властью». Как отмечает политолог Сергей Марков, «присутствие звезд, даже если это звезды шоу-бизнеса, делает Общественную палату более известной, представительной и авторитетной».
Перечисленные г-ном Марковым условия тем более необходимы, если принять во внимание специфику деятельности Общественной палаты. Она не является властным органом, как до сих пор ошибочно полагают многие наши сограждане, и, в отличие от парламента, представляет не все население страны, а лишь политически и социально активную его часть.

Основной результат деятельности ОП – рекомендации и экспертные заключения по поводу принимаемых законопроектов и практики их последующего применения. Эти заключения вырабатываются специальными рабочими группами, образуемыми из членов «профильных комиссий», и затем утверждаются на заседаниях Совета палаты. (Согласно регламенту, заседания Общественной палаты в полном составе проводятся лишь четыре раза в год). Так что несложно предположить: чем более авторитетными будут «эксперты», готовящие свои заключения, тем скорее к ним прислушаются в коридорах власти.
Другое дело, что в этих самых коридорах рекомендации Общественной палаты могут не принимать в расчет. Так, уже сейчас обозначились противоречия между руководством ОП и Государственной Думы. По словам спикера ГД Бориса Грызлова, в парламенте работает большое количество высококвалифицированных экспертов, с которыми членам Общественной палаты предстоит наладить конструктивное взаимодействие. Более того, по мнению г-на Грызлова, рекомендации членов ОП должны опираться на заключения думских экспертов как «наиболее опытных» в юридических вопросах. Получается, что спикер Госдумы заранее не намерен близко «подпускать» представителей ОП к депутатам, работающим над законопроектами, предлагая общаться с ними через «посредников»-экспертов.
Кроме того, возникли разногласия и по поводу перечня законопроектов, на которые заключения экспертов Общественной палаты будут обязательны. К числу таковых относятся проекты законов, затрагивающих вопросы конституционного права, охраны правопорядка и социальной политики. Между тем изначально предполагалось, что без заключения экспертов ОП не будет приниматься вообще ни один законопроект. В этом смысле появление некоего «ограничительного списка» может рассматриваться как тактическое руководство Нижней палаты Федерального Собрания.
Наконец, существуют расхождения между «сторонами» и в части понимания основных задач Общественной палаты. Тот же Борис Грызлов утверждает, что основная функция гражданского общества (читай – ОП) заключается в контроле за исполнительной властью. А парламент принимает хорошие законы, которые часто оказываются бесполезными из-за дурного их исполнения.
Можно предположить, что Борис Грызлов выражает не столько свое личное мнение, сколько точку зрения думского большинства, то есть «Единой России», которая уже «вышла из возраста» чисто кремлевского проекта и претендует не только на роль партии власти, но и «партии большинства». А следовательно – на роль связующего звена между властью и обществом. В то же время многие члены Общественной палаты состоят в ЕР, и ее руководители могут призвать их к соблюдению партийной дисциплины, равно как и думского регламента. Впрочем, такое административное воздействие может и не понадобиться. Скорее, позиции членов ОП и партийного руководства по многим вопросам будут совпадать.
Политическая лояльность практически всего состава Общественной палаты стала очередным поводом для критики со стороны оппозиции. Но представители многих партий и общественных движений, позиционирующих себя как «оппозиционные», а также правозащитных организаций (Мемориала, например), изначально отказались баллотироваться в состав Палаты. И нежелание оппозиционеров и правозащитников участвовать в работе ОП – не более чем их личные трудности. А власть, по сути дела, лишь заполнила образовавшийся вакуум.
Впрочем, в данном случае важна не только лояльность членов Общественной палаты по отношению к власти, но и, наоборот, лояльность последней по отношению к новому органу. Иными словами – желание наладить с ним конструктивный диалог. В том, что это рано или поздно произойдет, можно не сомневаться. С одной стороны, сама идея создания Палаты принадлежит Президенту, а с другой — многие из руководства ОП имеют большой опыт взаимодействия с «властями предержащими» и хорошо усвоили принятые среди них правила поведения.

Максим ПАСИЧНИК

№ 1-2, 2006 г.

№ 1-2, 2006 г.

В ГОРЯЧКЕ ХОЛОДНОЙ ЗИМЫ
подробнее...

ВСТРОИТЬСЯ В СИСТЕМУ
 подробнее...

НОВАЯ ЖИЗНЬ ОРУЖЕЙНОЙ ПАЛАТЫ
 подробнее...

БОЛЬШАЯ ИСТОРИЯ БОЛЬШОГО ТЕАТРА
 подробнее...

ЗАБЫТЫЙ САМОРОДОК
  подробнее...

АЛЕКСАНДР СТРАЖНИКОВ: "ОБИЖАТЬ МОСКВИЧЕЙ МЫ НИКОМУ НЕ ПОЗВОЛИМ"
 подробнее...

УЧЕТ И КОНТРОЛЬ ПО-КАПИТАЛИСТИЧЕСКИ
подробнее...

ЭВОЛЮЦИЯ ВОДОМЕРА
подробнее...

КТО ОСТАНОВИТ БЕСПРЕДЕЛ
подробнее...

ВЛАДИМИР ЭТУШ: КАВКАЗСКИЙ ПЛЕННИК НАВСЕГДА
подробнее...

ГЕНИАЛЬНАЯ СОБАКА С ВУЛЬГАРНОЙ КЛИЧКОЙ
подробнее...

Copyright © 2006 Москва и москвичи. All rights reserved.